Обновления

Из Кемерово в Смоленск: мастер звонарного искусства

Главная > Беседа > Из Кемерово в Смоленск:…

Многие смоляне являются слушателями программ проекта «Культурный код 102,7 FM», которые выходят на радиостанции «Смоленская весна». В программе «Проще говоря» два журналиста – Юрий Семченков (радио «Смоленская весна») и Марина Княжинская (Пресс-служба Смоленской епархии) беседуют с мирянами, которые трудятся в Смоленской епархии.

11 августа 2022 года гостем программы «Проще говоря» стал Константин Гарин – студент IV курса Смоленской Православной духовной семинарии, руководитель курсов звонарей при Смоленской духовной школе и организатор V Международного фестиваля колокольного звона «Одигитриевский».

Константин

V Международный фестиваль колокольного звона «Одигитриевский»

Ю.С. и М.К.: — Добрый день!

- Здравствуйте!

Ю.С.: — Может быть, мы сразу начнем с события, которое прошло буквально несколько дней назад. Расскажите про Одигитриевский фестиваль колокольного звона.

- Фестиваль колокольного звона уже несколько лет является важной частью программы Одигитриевских торжеств. Фестиваль уже приобрел статус международного, в этом году проводился 5-й раз. По программе нынешний фестиваль был разделен на два дня. В первый день звонари посетили приход в честь преподобного Сергия Радонежского, который находится в микрорайоне Соловьиная роща г. Смоленска. Там мы выступили перед прихожанами. После этого мы поехали в Герасимо-Болдинский монастырь, помолились на Всенощном бдении, звонили. На следующий день утром мы поучаствовали в Божественной литургии. Звонили до службы, во время и после нее, а днем звонили уже в Смоленске на Соборной горе – на акафисте Смоленской иконе Пресвятой Богородицы «Одигитрия». После этого началась основная часть фестиваля, где было задействовано две звонницы. Малая находилась на площадке Соборного двора, а большая звонница – это колокольня Свято-Успенского собора.

image-08-08-22-01-32-5

Участники V Международного фестиваля колокольного звона «Одигитриевский» в храме в Соловьиной роще

М.К.: — Мы знаем, что среди участников были гости из Беларуси и из разных регионов России. Вы как-то по очереди звонили? Как это всё было?

Ю.С.: — Как технически проходил фестиваль?

- Да, звонили мы по очереди, хотя также можно было сочетать малую и большую звонницу – то есть, если попасть, так сказать, в совместный ритм, что очень тяжело. Но мы выступали по очереди. Начали звон на малой звоннице, потом продолжили на большой. У нас были и совместные звоны, когда звонили одновременно 3-4 человека.

Ю.С.: — По каким критериям можно оценить звоны? Это, мне кажется, настолько субъективно, тонко. Как понять, какой звон лучше? У каждого наверняка же своя манера, свой подход, какие-то свои приемы. Или нет победителей?

- Победителей нет. Это все равно, что сравнивать, кто лучше может молиться Богу. Это не соревнования. Каждый звонарь имеет свои навыки, свой опыт. Конечно, все разные по уровню. Но, в основном, все участники –профессионалы, довольно долго звонят, некоторые больше 10 лет.

М.К.: — А звонарь должен быть профессиональным музыкантом?

- На мой взгляд, если есть музыкальное образование, то это очень хорошо. Это поможет будущему звонарю при обучении. Если нет – не проблема. В школах звонарей изучают нотную грамоту, ритмы, длительности, паузы, как и при обучении игре на других музыкальных инструментах.

Ю.С.: — Как применяются знания нотной грамоты? Колокола имеют какие-то свои настройки?

- Колокол может иметь свою высоту звучания. Определённый звон записывается всегда на определённой колокольне. Например, если мы возьмём традиционный звон Троице-Сергиевой Лавры, то по высоте звучания тяжело будет его где-то ещё повторить, потому что такие уникальные колокола есть только в Троице-Сергиевой Лавре. Для универсального подхода каждая нота обозначает свой колокол.Например, маленькие колокола пишутся в отдельном нотном стане.

Ю.С.: — Получается, что на каждой звоннице или в каждой колокольне свой набор колоколов, и они все уникальные? То есть, те колокола, которые отлиты, например, для Смоленска, невозможно повторить даже в специальных мастерских, правильно?

- Есть заводы, на которых отливают колокола. Если мы возьмём колокола похожего веса и изготовленные на одном заводе, то они всё равно будут отличаться по высоте, но особая черта именно этого завода будет присутствовать.

Ю.С.: — То есть о стандартах мы можем все-таки говорить?

- Да.

Болдино

На V Международном фестивале колокольного звона «Одигитриевский». Д.Болдино

Мастер своего дела

Ю.С.: — Переходим к техническим вопросам. Нам интересно, потому что мы очень далеки от этого. Набор колоколов на каждый колокольне или звоннице постоянен? Есть какие-то рекомендации? Сколько колоколов должно быть? Какого вида?

- Минимальный набор колоколов, самый-самый минимум – это 5 колоколов. И то – очень скромно и по-походному.

Ю.С.: — А, по-хорошему, колоколов в звоннице должно быть сколько?

- Хорошо бы иметь колоколов 8 — 9. Это минимум, которого будет достаточно для уставного звона.

Ю.С.: — Они как-то различаются? Есть какие-то названия колоколов? Ну, условно говоря, я сейчас фантазирую: большой колокол, маленький.

- Да, конечно. Колокола делятся на три группы. Самые маленькие колокола, в которые звонят правой рукой, – это зазвонные. Те, что привязаны к некому помосту, называются «пульт звонаря». На веревочках висят, может, вы видели где-то фотографии или видео – подзвонные колокола. Их может быть от 3-х до 16-ти – в зависимости от того, как колокольня спроектирована. Зазвонных колоколов может быть два, либо, как в Даниловском монастыре, – 6 и более.

Ю.С.: — А есть главный колокол?

- Благовестник. Это самый большой колокол. От него задаётся темп. Это наш метроном.

Ю.С.: — Звонарь работает руками и ногами? Вы сказали про какой-то помост, да?

- Да. Помост нужен, чтобы звонить одному звонарю. У нас есть педаль, в левой руке – несколько привязанных колоколов (они примерно как струны). Нажимаем педаль – ударяет колокол. В правой руке– зазвонные колокола. Таким образом, могут быть задействованы три группы колоколов.

М.К. — Когда-то нам приходилось видеть колокола, сделанные из баллонов, по которым стучали молоточком…

- Это так называемые имитаторы — на приходах, где нет возможности заказать колокола.

Ю.С.: — Довольно дорогое удовольствие – колокольня и звонница, да?

- Да, конечно. Ведь производство колоколов – это труд.

Ю.С.: — Какой-то определенный металл используется для колоколов? Это только всегда бронза или могут быть какие-то другие металлы?

- Сплав меди и олова в определенных процентных соотношениях.

Ю.С.: — Они определяются весом, то есть, мы не говорим – это большой/маленький колокол, а говорим – колокол такого-то веса, и Вы уже понимаете, какое будет у него звучание?

- Приблизительно. Например, если мы берём колокол в тонну, то понятно, какой у него будет звук.

Ю.С.: — Этот колокол в тонну – маленький или большой?

- Если, например, он находится среди колоколов, из которых самый большой 16-тонник, то, в принципе, он нормальный, не самый большой.

Ю.С.: — Какой самый большой колокол Вам довелось видеть или в который звонить?

- В Троице-Сергиевой Лавре колокол в 70 тонн.

 

Звонарь – с 14 лет

Ю.С.: — Насколько колокольный звон – это громко? Используете ли Вы беруши? Или этот звон вполне переносим человеческим организмом?

- Если колокольня правильно сделана, есть куда звуку уходить: в 4 стороны, то это спокойно переносится. В колокола не нужно бить со всей силы. В них можно и чуть погромче ударить, и чуть тише. Но если часто звоните, лучше использовать какие-то беруши или наушники.

Ю.С.: — Что такое «часто»? Это значит каждый день?

- Каждый день или в закрытом помещении, где класс звонарей тренируется.

Ю.С.: — Теперь перейдем к Вашей непосредственной работе – к тренировке звонарей, к обучению звонарей. Как это происходит? Это происходит уже на живых колоколах – сразу или, может быть, на тренажёрах, условно говоря?

- Это происходит как на фестивале звонарей, где была малая звонница. В данном случае, в нашей малой звоннице набор из 9 колоколов. Это 2 благовестника, 4 подзвонных, 3 зазвонных. Эта малая звонница выполняет и роль тренажера. Это очень хороший тренажер, потому что здесь настоящие колокола.

М.К.: — Как давно Вы сами стали звонить? С детства?

- Я закончил курсы звонарей в городе Кемерово в 2016 году. На тот момент мне было 14 лет.

Ю.С.: — Это было осознанное решение, или родители как-то направляли, или обстановка способствовала?

- Очень интересно сложилось.И родители направили – мама, и я всем этим интересовался.

Ю.С.: — Ну, в 14 лет в Кемерово надо было ходить, например, на хоккей…

- Мне это нисколько не мешало посещать и хоккей, и плавание, а еще я пять лет на фортепиано играл.

Ю.С.: — Сейчас Вы сами преподаете. Есть ли какие-то учебники по колокольному звону или методические пособия? Откуда берётся теоретическая основа?

- Конечно, есть определённые методические пособия и учебники. Всё есть в открытом доступе в интернете, можно найти и пользоваться.

М.К.: — А как у вас занятия в школе звонарей проходят? С чего все начинается?

Ю.С. — Вот, пришел человек с улицы: «Я хочу звонить». Потянуло человека. Есть ли вступительные испытания? А может быть, «медведь у меня на ушах потоптался»?

- Может прийти каждый желающий, и в 55 лет, и в 20. Мы будем учить. Главное, чтобы у человека было желание.

Ю.С.: — Если будете видеть, что, скажем, человек не очень талантлив, не очень у него все получается, Вы ему не скажете: «Иван Иванович, идите домой»?

- Не скажу, потому что это труд. Человек приходит не просто так. Значит, ему это нравится. Любой опыт – это опыт, даже сколько бы мы не прошли, не выучили, потом уже сами будете понимать, хотите ли вы дальше звонить или нет.

М.К.: — Как часто проходят занятия?

- Занятия проходят в течение учебного года два раза в неделю. Одно – теоретическое, одно – практическое.

Ю.С.:- Большие ли группы?

- В этом году был выпуск из 12 человек. Число обучающихся не ограничено.

image-13-12-20-01-45-1-e1607870458453

В рамках курса церковных звонарей. Константин и обучающиеся звонарному мастерству на колокольне в Болдином мужском монастыре

Голос церкви

Ю.С.: — Существует ли такое понятие, как настроить колокола?

- Да. Но колокола отличаются тем, что их не так настраивают, как гитару, подтягивая струны. Есть такое понятие – «подточить колокол», то есть подпилить его. Конечно, на больших колоколах это невозможно, ведь, по-хорошему, иногда надо бы спилить четверть или полтонны. Конечно, после завода этим никто не будет заниматься.

Ю.С.: — А как колокола настраивают на определенной колокольне?

- Всё это нужно сделать так, чтобы мог звонить один звонарь. Ставится помост, если колокола высоко. Главное, чтобы зазвонные колокола находились близко к правой руке. Подзвонные – на левую сторону, «под пульт». Благовестники тоже нужно настроить: провести цепи, тросы. Это геометрия: что, куда, какие оттяжки сделать, какие педали установить. Это называется настройка колоколов.

Ю.С.: — То есть, настройка по технике пользования получается?

- Да. А по тону настройка на заводе делается, при отливке.

Ю.С.: - Перейдем к более общим вопросам, может быть, даже более важным. Роль колоколов в приходе, на Ваш взгляд?

- Трудно представить храм без колоколов. Это голос церкви. У колоколов есть и оповестительная функция. Проходя мимо храма, мы понимаем, что, если колокола звучат, значит, идет определённый момент богослужения: либо начало богослужения, либо Евхаристический канон – кульминация Литургии и так далее. Колокола – это и украшение храма, и неотъемлемая часть богослужения, потому что перед Литургией у нас идёт уставной звон – благовест в 40 ударов в большой колокол. Потом идет трезвон, затем звон…

image-30-04-22-01-54-3

Тулово, корона, уши, язык, шея…

Ю.С.: — Теперь поговорим немножко про такие вещи, которые, скажем, могут быть необъяснимы научно. Есть ли у колокола душа, или как говорится, есть ли у колокола характер или какое-то настроение? Как Вы к этому относитесь?

- «Душа колокола» — это, скорее, понятие, связанное с его голосом. Бывает, колокол как медведь «орет», бывает – как лебедь. У кого-то более мягкий голос, у кого-то ревущий.

М.К.: — В Смоленске есть «медведи» или «лебеди»?

- В Смоленске мало дореволюционных колоколов. Рядом с колокольней Свято-Успенского собора стоит язык от 16-тонинка, который был на колокольне. Неподалеку стоит колокол весом в 600 кг, который датирован 1636 годом. Он уже как памятник. Колокола восстанавливать очень тяжело, почти невозможно, особенно если повреждено тулово колокола.

Ю.С.: — Части колокола называются подобно как части человеческого тела?

- Тулово, корона, уши, язык, шея. Есть сковорода. Вот, если тулово повреждается, то колокол теряет голос.

2016-07-14_105

Язык колокола у колокольни Свято-Успенского кафедрального собора г.Смоленска

Ю.С.: — Насколько проблема или не проблема приобрести колокол, даже если есть финансы? Сколько примерно предприятий в России сейчас выпускают колокола хорошего качества?

- В Москве есть два завода, в Воронеже – два; по одному – в Ярославле, Каменск-Уральске, в Новосибирске. В Соловьиной роще колокола из Тутаева (Ярославльская обл.), в Спасо-Вознесенском монастыре Смоленска – питерские колокола. В Свято-Успенском кафедральном соборе – колокола из Каменск-Уральска. В нашем соборе есть колокола донецкого литья. Если в кафедральном соборе есть только один колокол весом 7 тонн, то в Герасимо-Болдинском монастыре – весь набор, и самый большой колокол весит 14 тонн. А общий вес той колокольни –19 тонн.

Ю.С.: — Если появляется новый храм, Вы идете слушать новый колокол, звонить в него?

- Да.

Ю.С.: — Вам, наверняка, приходится участвовать в богослужениях, то есть регулярно звонить в Свято-Успенском кафедральном соборе?

- К сожалению, не успеваю совмещать богослужения и звонить, так как я несу определенные послушания и должен участвовать в богослужениях, находясь в храме. На колокольне в это время – другие звонари.

Ю.С.: — Какой путь нужно пройти, чтобы тебе доверили звонить на богослужениях в главном храме Смоленской области?

- Для начала пройти курсы звонарей. Важно разбираться в богослужении, обязательно знание литургики. Как раз на курсах звонарей этому обучают. Я преподаю практику.

Ю.С.: — Звонарь находится на колокольне. Как он понимает, в какой момент ему нужно звонить?

- Разными сигналами. В некоторых храмах на колокольне бывает слышно богослужение. Кто-то колонки выводит. Во время крестного хода один человек может сигнализировать жестами звонарю о том, когда надо прекратить звонить или, когда начинать звон. Есть рации и много чего еще.

Ю.С.: — Нужно быть в хорошей физической форме, чтобы работать звонарем?

- Многое зависит от техники звона. Если правильно идти даже за самым большим колоколом, а не держать его, то он не утянет человека за собой. Кстати, на фестивале у нас больше девушек было, чем мужчин. Поэтому физическая подготовка особо и не нужна. Все зависит от настройки звонницы и координации движений.

Ю.С.: — Если Вы приходите позвонить на какую-то новую звонницу, на колокольню, для Вас новую, то это совсем другой процесс, чем звонить на привычных колоколах? Нужно ли как-то освоиться или послушать их предварительно?

- Есть такое понятие как «затравка». Она несет в себе музыкальную нагрузку – вступление перед началом звона, и практическую – во время звона можно все потрогать, послушать, понять, как все устроено, насколько тугая педаль на помосте.

2017-08-10_1013

Невозможно остаться незамеченным

Ю.С.: — Вернемся к фестивалю. Те участники фестиваля, которые приехали к нам из других регионов России, из Беларуси, они же не знакомы с нашими колоколами или они уже знают смоленские звонницы? Им дают какое-то время потренироваться, или они выходят и «с чистого листа» начинают звонить?

- Конечно, потренироваться есть возможность. Но опытные звонари смотрят, как кто-то из местных звонит и представляют, как на слух звонит тот или иной колокол, как их лучше сочетать между собой.

Ю.С.: — Есть ли стандарты или каноны? Что они демонстрируют? Или это уже импровизация?

- На фестивале можно и не каноны использовать.Что-то более интересное, но в основном это традиционные звоны. Есть и импровизация, но все звоны отталкиваются от традиции.

Ю.С.: — Есть ли специальные приемы, сочетания. Есть ли какая-то обязательная программа для всех звонарей — не на фестивале, а в работе?

- Это называется традиционными звонами. Есть традиционные звоны Ростова Великого, Новодевичьего монастыря…

Ю.С.: — А в Смоленске мы можем звонить ростовским звоном или звоном Новодевичьего монастыря?

- По ритму он будет ростовским, но только на колокольне Ростовского монастыря он будет звучать как традиционный ростовский. Его не повторить, мы воспроизведем его лишь ритмически.

Ю.С.: — С точки зрения морали мы имеем право исполнять звоны других городов, монастырей, храмов? Мы не нарушим их права?

- Нет. Как раз традиции благодаря этому и сохранились, потому что передавались от одного монастыря к другому, от одного города к другому городу.

Ю.С.: — При определённом богослужении во всех храмах звучит один и тот же звон?

- Нет. Все зависит от звонаря – у кого какой опыт, какие умения. Может быть, звонарь один звон только знает. А другой может знать 10-15 звонов.

Ю.С.: — Может быть такое, что на одном и том же богослужении он сегодня исполнил один звон, а завтра – другой. Это не считается отступлением от канона и непрофессионализмом?

- Нет, отступления нет.

Ю.С.: — Обращают ли внимание священнослужители на то, что звучит с колокольни?

- Конечно, потому что звонарю невозможно остаться незамеченным.

Ю.С.: — Может ли звонарь получать замечания от священников?

- И от священников, и от «зрителей» всегда бывает критика. «Сегодня, — говорят, — как-то грустно было, вчера повеселее». Живой звонарь при звоне сочетает все свои чувства. В этом главное отличие от электронного звонаря. Он звонит не просто в определенном темпе, а где-то замедлится, где-то ускорится.

 

Электронный звонарь

Ю.С.: — Что такое электронный звонарь?

- Это установка, которая управляется дистанционно – нажал кнопку – и звонит. Бывает более сложная конструкция, как имитация звонаря.

Ю.С.: — Этот механизм звонит в настоящие колокола? Или это просто электронная музыка звучит?

- Это звон настоящих, живых колоколов. Я видел и набор кнопочек, подобно детскому пианино, на которые нажимает звонарь – и ударяют колокола. В основном такая система — нажал на кнопку – пошел определенный звон по определенно настроенному механизму. Но это не сравнится с живым человеком. На мой взгляд, все равно что прийти на концерт симфонического оркестра, а вам колонку с записью выставят…

Ю.С.: — Насколько ощущается дефицит звонарей в храмах Смоленщины? Или нет такой проблемы?

- На данный момент я не вижу дефицита звонарей, потому что почти при каждом храме, где есть колокола, есть свой звонарь.

М.К.: — Все ли хотят идти в звонари, окончив профильные курсы?

- Не все. Кто-то приходит для себя позвонить, «душу отвести». Но класс всегда для всех выпускников открыт. Приходите, играйте, тренируйтесь, совершенствуйтесь.

 

М.К.: — А разбиваются ли колокола?

- Конечно, разбить можно. Из большинства старых колоколов очень много разбитых. Да и среди современных. Самое тяжёлое испытание для колоколов — это Пасха. Есть традиция, что на Светлой седмице все желающие приходят и звонят — кто как может. Надо это организовывать так, чтобы все проходило под присмотром звонаря. Не все ведь представляют, что такое колокола, как устроена колокольня.

М.К.: — Можно ли с помощью колоколов воспроизвести современную мелодию?

- Думаю, можно. Современную лично я не пробовал, но тропарь Пасхи Христовой сыграть могу.

Ю.С.- Как вы оказались вообще в Смоленске из далекого Кемерово? Это же очень и очень далеко?

- Приезжал сюда неоднократно, в том числе как участник фестивалей звонарей. Со временем город стал мне близок.

М.К.: — Радостно, что Смоленск приобрел такого замечательного звонаря.

Ю.С.: — Благодарим Константина Константиновича, всегда ждем у себя в гостях. Спасибо большое!

7d3f669f-ac53-4033-b52e-7185373b2f08

В студии Радио Весна. Смоленск 102, 7 fm

 

Беседовали Юрий Семченков и Марина Княжинская.

Программа прозвучит на радиостанции «Смоленская Весна.102,7 FM» уже в ближайший четверг 18 августа в 15.05

Главная > Беседа > Из Кемерово в Смоленск:…