Обновления

Интервью епископа Исидора и Александра Дубровского телекомпании ГТРК-Смоленск

Главная > Новости > Интервью епископа Исидора и…

12 февраля правящий архиерей Смоленской епархии епископ Смоленский и Вяземский Исидор и древлехранитель Смоленской епархии Александр Дубровский беседовали с журналистом Сергеем Новиковым в студии телекомпании ГТРК-Смоленск.

Сергей Новиков, журналист: Уважаемые телезрители наша сегодняшняя программа посвящена событию, которое на днях состоится в Смоленске. Событие очень важное и для православных людей и для всего нашего населения. 15 февраля в Смоленск после реставрации возвращается главная святыня земли Смоленской – иконы Божией Матери «Одигитрия». Этой теме и будет посвящена сегодняшняя программа. Представляю моих гостей: епископ Смоленский и Вяземский Исидор, глава Смоленской епархии, здравствуйте…

Епископ Исидор: Здравствуйте, Сергей Николаевич. Здравствуйте, уважаемые телезрители.

Сергей Новиков: …и Александр Александрович Дубровский, епархиальный древлехранитель, здравствуйте.

Александр Дубровский: Здравствуйте.

Сергей Новиков: Владыко Исидор, давайте начнем с того, что Вы только что вернулись из Москвы, и поездка Ваша была связана как раз с иконой Божией Матери «Одигитрия». Вот что это за поездка поконкретнее и Ваши впечатления?

Епископ Исидор: В том числе, я хотел бы уточнить, эта поездка была связана и с возвращением нашей Смоленской Одигитрии. Дело в том, что эта поездка в город Москву продолжалась в течение двух недель, и она началась с общецерковного мероприятия, которое называется Пленум Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви. Это дискуссионная площадка, на которой собираются архиереи, священнослужители, миряне и обсуждают самые актуальные вопросы. Так вот все началось с этого Пленума Межсоборного присутствия в Храме Христа Спасителя.

Затем мы все торжественно 1 февраля отметили интронизацию Предстоятеля Русской Православной Церкви Святейшего Патриарха Кирилла. И как раз в день интронизации 1 февраля отреставрированная Смоленская Одигитрия, которая в течение двух лет находилась в Государственном научно-исследовательском институте реставрации, была торжественно, по окончании этой реставрации, принесена в Храм Христа Спасителя для того, чтобы присутствовать на этом общецерковном торжестве в честь Святейшего Патриарха Кирилла и быть в храме, в котором присутствует большинство архиереев Русской Православной Церкви, руководители государства, миряне… В общем, Сама Божия Матерь распорядилась так, чтобы впервые явить Себя миру после реставрации в такое важное торжество для всей Русской Церкви.

И затем, Сергей Николаевич, в течение десяти дней икона находилась в Храме Христа Спасителя для поклонения верующих, и 10 февраля Смоленская епархия торжественно приняла эту икону из Храма Христа Спасителя, чтобы 15 февраля в день Сретения Господня в кафедральном соборе мы встретили ее торжественно всеми православными смолянами.

Сергей Новиков: Общеизвестно отношение Святейшего Патриарха нашего к этой иконе. Хотелось бы, чтобы Вы рассказали о его реакции на это событие…

Епископ Исидор: В своем первосвятительском слове в день патриаршей интронизации Патриарх Кирилл сказал, что он воспринимает появление Смоленской Одигитрии в Храме Христа Спасителя в день его интронизации, как благословение Самой Царицы Небесной. И он так же нам, всем присутствующим в храме, рассказал о том, что в самые трудные минуты своей жизни, в дни испытаний жизненных он всегда молитвенно обращался к Божией Матери здесь в Смоленске, управляя Смоленской кафедрой, и всегда получал помощь от Божией Матери. Поэтому появление чудотворной Одигитрии в день его интронизации было весомой поддержкой в его первосвятительском служении.

Сергей Новиков: Александр Александрович, начнем с того, что название Вашего статуса звучит несколько непривычно на слух – древлехранитель. Что это за должность такая в епархии?

Александр Дубровский: Знаете, действительно, это понятие такое новое и для епархиальных работников, и для прихожан, и вообще для мирян. По указанию Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла была введена эта должность – древлехранитель – в 33 епархиях, наша епархия вот так случилось – 33-я. Эта должность означает, что человек на этом посту должен вести учет, вести контроль, сообщать своему правящему архиерею (и в том числе в Патриарший совет при Патриархии) все те недочеты, все проблемы, которые случаются с храмами, со святынями. Поэтому ввели такую вот должность – информировать и вовремя реагировать соответствующим образом на это дело.

Сергей Новиков: Александр Александрович, в связи с иконой Божией Матери Одигитрии, недавно совсем на днях, прошел сюжет по нашему каналу, в котором рассказывалось об окончании реставрации, о том, что икона изменилась несколько внешне, и вот многие верующие озаботились: узнают ли они в нынешнем виде старинную икону. О том, что с ней произошло, в конце концов? Что мы на сегодняшний день имеем?

Александр Дубровский: Прежде позвольте выразить некое свое сожаление по поводу того, что люди, прихожане, верующие, сомневаются, что икона – та. Знаете, человек, который 10, 20, 40 лет ходил и молился к этому образу, подойдя к иконе после реставрации, я вас уверяю, сердцем почувствует, что она – та, наша, Матушка Царица Небесная…

Сергей Новиков: Простите, пожалуйста, речь не идет о том, что икона подменена, а о том, что она настолько изменилась, что трудноузнаваемой стала…

Александр Дубровский: В этом смысле… Понимаете, икона, действительно… При реставрации было снято до 16 слоев живописи. Во все времена после написания иконы, конечно, прикасалась рука реставратора к этому образу, она была без оклада соответственно, и каждый вносил что-то свое, что-то новое. До нас сегодняшний образ дошел… очень повезло нам, что образ дошел в том первозданном виде, то, что реставраторы, поновляя всякий раз ее, не снимали автора. Еще нужно понимать, что писался этот образ с древней иконы, подаренной греческим императором Константином Мономахом своей дочери, и естественно этот образ выглядит не как западноевропейское письмо, а такой византийский лик. Этот первый момент, который нужно учитывать при встрече с нынешней иконой. Далее, все поновления были, я повторюсь еще раз, записывались, обычным способом записывались, каждый художник, как он видел лик Богоматери, как он представлял Царицу Небесную, он также пытался внести нечто свое, поэтому сняв сейчас оклад с образа, сняв те многочисленные записи, мы видим совершенно иной образ Царицы Небесной.

Сергей Новиков: Владыко, а как на Ваш взгляд, всегда ли целесообразно то, что реставраторы, стремясь к первозданности той или иной иконы, снимают слой за слоем? Обнаруживают, во-первых, непривычный вид иконы… А во-вторых, ведь часто за поновлениями скрываются очень ценные в художественном смысле слои, а вот тот, первозданный, с художественной точки зрения может и не быть таким. Что ценнее?

Епископ Исидор: Знаете, я все-таки думаю, что это вопрос, на который компетентно мог бы ответить Александр Александрович Дубровский, но если Вы позволите, я в силу своих возможностей готов пояснить…

Сергей Новиков: Как священнослужитель…

Епископ Исидор: Как священнослужитель. Дело в том, что те поновления, о которых Александр Александрович сказал, совершались не реставраторами, поскольку такой должности, такой профессиональной работы в прошлые века не было. Икона поновлялась боголюбцами, которые пытались сохранить ее для следующих потомков христиан. Дело в том, что мы должны не забывать, подаренная в начале XVII века, эта икона была помещена над вратами в город Смоленск. Это надвратная икона Смоленской Одигитрии, которая более ста лет, по мнению ученых, провисела над городом в тех жестких испытаниях погоды и прочих условиях. Поэтому эта икона, конечно же, в свое время была достаточно утрачена, но нынешние реставраторы, которые являются реставраторами высшей категории, действительно, приложили все усилия к тому, чтобы обнаружить первоначальный лик, образ Божией Матери. Они это сделали настолько профессионально, используя все возможные реставраторские технологии, что мы видим тот образ, который в начале XVII века видели смоляне. Насколько необходимо это нужно было делать… Я думаю, что как раз ценность этого образа и состоит в том, что мы видим его первоначальный вид. Тот вид, перед которым молились те смоляне, и это очень важно. В отношении красок – реставраторы тщательно изучили состав тех красок, и это тоже было учтено при реставрации данной иконы.

Сергей Новиков: Есть что добавить, Александр Александрович?

Александр Дубровский: Нет-нет, Владыка очень развернуто объяснил суть процесса.

Сергей Новиков: Тогда следующий вопрос. Мы все привыкли к тому, как икона… к тому месту, где она стояла, к этому подиуму, на который нужно было подняться, сейчас будет ли что-то изменено в месте содержания иконы и, естественно, во внешнем виде этого места?

Александр Дубровский: Место установки иконы остается прежним, будет тот же подиум. Единственное, что меняется – не тот киот, к которому мы привыкли подходить, сейчас будет установлена специальная климатическая капсула. По настоянию Министерства культуры, по настоянию ГосНИИ реставрации, в котором икона находилась на реставрации, нам предписано подготовить соответствующие условия содержания памятника такого рода. Помимо того, что это молельный образ для нас, смолян, прихожан, это все-таки и очень ценный музейный экземпляр, скажем так. Сохранность иконы для последующих поколений, тот образ, который мы увидим после реставрации, должен сохраниться на долгое время, на века. Там будет установлен специальный климат-контроль, система, влажность определенная, там будет предусмотрен тепловой режим стабильный, там будет установлена светодиодная подсветка без ультрафиолета и инфракрасного спектра. Все данные с датчиков будут фиксироваться на специальном устройстве, мониториться и архивироваться. Периодически епархиальные сотрудники совместно с сотрудниками ГосНИИ реставрации будут снимать показания, будут их анализировать и, соответственно, принимать меры.

Сергей Новиков: Насколько известно, поводом для того, чтобы начать реставрацию, вернее, поводом для того, чтобы обратить внимание на состояние иконы было как раз предшествие праздника 200-летия победы в войне с Наполеоном. И когда стали икону снимать, обнаружили, что доски даже расходятся, она едва-едва держится… Если бы не это событие, сколько бы могла еще так провисеть икона? Ведь внешне она был вполне благополучна, я имею в виду, все изъяны были скрыты окладом, мы только в прорезях видели лик и руку и все…

Епископ Исидор: Если Вы позволите… Я думаю, нет никаких случайностей в данном вопросе, и никоим образом не повод, связанный с 200-летием победы нашего народа в Отечественной войне 1812 года явился поводом к ее реставрации. Святейший Патриарх Кирилл, еще будучи управляющим Смоленской епархией, размышлял над этим и готовился к тому, чтобы этот образ, чтимый не только в Смоленской епархии, являющийся чудотворным для всей Русской Православной Церкви, для всего Вселенского Православия, чтобы этот образ был должным образом отреставрирован. Поэтому работа по подготовке его к реставрации началась давно, еще до того, как Святейший Патриарх Кирилл стал Предстоятелем Русской Православной Церкви. Но милостью Божией при определенном совпадении обстоятельств все произошло тогда, когда произошло. Мы благодарим Бога и мы благодарим Патриарха Кирилла, который предпринял все эти усилия, связанные с реставрацией иконы.

Сергей Новиков: Александр Александрович, вот на картинке икона без оклада. Все мы знаем, что Одигитрия обязательно, всенепременно была с окладом, собственно, и на всех иллюстрациях и так далее… Вот здесь она без оклада, такой вид она будет иметь и впредь?

Александр Дубровский: Да, Вы знаете… Что касается оклада, оклад ведь был и ранее, но в 30-е годы он был бесследно утрачен, видимо, как и все церковные ценности, переплавлялись, сдавались и так далее. Но в 1954 году на средства прихожан был изготовлен нынешний оклад, в котором находилась икона до момента реставрации. Этот оклад был установлен на тот лик, который был записан, соответственно. И сняв этот оклад, и сняв те многочисленные записи, реставраторы обнаружили, что сейчас установить этот оклад уже невозможно – существует асимметрия того лика, о чем мы говорим, лик сместился, понимаете? Икона будет находиться в киоте без оклада, оклад будет находиться в соборе по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, будет там же, недалеко, с табличкой, и все желающие могут подойти, обратить внимание, посмотреть, прочитать…

Все что касается иконы, да, те места утрат, что мы с Вами видим сейчас, мнения разные есть, конечно, по этому поводу, и в сообществе реставраторов, в том числе, не противопоказано было бы эти места утрат подлевкасить и аккуратно подтонировать. И мы как представители епархии на многочисленных реставрационных советах постоянно указывали на это и просили выполнить тонировку мест, но на последнем реставрационном совете с участием ведущих специалистов реставрационных центров города Москвы было принято решение места утрат оставить, дабы ничего нового в икону не добавлять, не записывать автора, как говорят. Но скажем так, на самом деле это не противоречит канонам и правилам реставрации, у нас все-таки молельный образ, культовый образ, к которому люди идут, и как нам кажется, может быть, немножко будет отвлекать… цельность образа должна присутствовать. Но тем не менее, в иконе основное – та сила, та энергетика… лик Богоматери, лик Младенца, они у нас, как мы видим, сохранились очень хорошо.

Сергей Новиков: Для православного, конечно, любой образ свят, и наверное, нельзя говорить – этот более свят, этот менее свят… И тем не менее у верующих разное отношение к той или иной иконе. Владыко, что бы Вы сказали по поводу того, что к некоторым образам – особый трепет, хотя по смыслу-то они все едины?

Епископ Исидор: Господь и Божия Матерь являют Свою силу особенно в чудотворных иконах, и мы все их знаем, эти иконы. Это не только Смоленская Одигитрия, но это и Владимирская, и Казанская, и Иверская… Несмотря на то, что Господь Своею благодатью присутствует в каждом писанном образе иконы, но все-таки есть особо чтимые иконы, где Господь оставляет Свою благодатную отметину. И вот наша чудотворная икона является таковой, поэтому именно она, а никакая другая во время Бородинского сражения была принесена по распоряжению Михаила Илларионовича Кутузова на Бородинское поле для того, чтобы укрепить наших воинов. И она также была принесена в 100-летие со дня победы. И нам известно (и может быть, даже здесь можно будет показать, сейчас в студии, если эти фотографии присутствуют), как императорская семья в 100-летие празднования Бородинского сражения присутствует на Бородинском поле с именно этой чудотворной иконой, которая раз в сто лет покидает Смоленск для того, чтобы присутствовать на этих общероссийских торжествах.

Я обращаю внимание наших смолян на то, что все мы за эти десятилетия привыкли к лику Божией Матери «Умиление», но сейчас после открытия первоначального лика Божией Матери мы видим грозное лицо Божией Матери. Мы должны понимать, почему так – это связано с тем, что Божия Матерь изначально была надвратной иконой и означала собою Защитницу и Покровительницу города Смоленска и напоминала всем врагам и города, и всего нашего Отечества, что город наш находится под особой защитой Царицы Небесной, поэтому Ее лик смотрит на нас грозно.

Сергей Новиков: Александр Александрович, можно к Вам обращусь, как к просто верующему? Что для Вас, как для смолянина, возвращение в наш город такой святыни?

Александр Дубровский: У меня своя история, связанная с образом Богоматери Смоленской, поэтому ждали мы ее с нетерпением, не обращая внимания даже на то, что… вот я всякий раз, как минимум раз в неделю, имел возможность, бывая в институте реставрации, на разных этапах побывать, помолиться, приложиться к иконе… Но тем не менее ждал, хотелось как и прежде на литургиях в выходные дни, на акафистах почаще видеть этот лик чудотворный и обращаться с просьбами, надеясь, что получу просимое…

Сергей Новиков: Владыко, 15 февраля вот-вот наступает, известно уже как будет проходить торжество встречи?

Епископ Исидор: Да, и мы анонсировали по возможности, и пользуясь этой высокой площадкой еще раз хотел бы пояснить всем нашим смолянам, всем телезрителям о том, что 15 февраля в 10 часов утра перед началом Божественной литургии эта икона будет торжественно занесена в Успенский кафедральный собор, где все мы, духовенство всей Смоленской епархии, и все верующие, присутствующие в соборе, встретим эту икону, чтобы совершить Божественную литургию, а по окончанию литургии совершить молебен с акафистным пением. Затем в течение всей недели до начала Великого поста, первый день которого совпадает с празднованием Дня защитника Отечества 23 февраля, вот до самого этого дня будут ежедневно совершаться молебны перед Смоленской Одигитрией духовенством Смоленской епархии. И всякий верующий может не просто зайти в храм, чтобы поставить свечку, но и принять участие в этом молебне с чтением акафиста. Мы приглашаем всех смолян, всех гостей нашего города к тому, чтобы зайти в Смоленский кафедральный собор и помолиться перед чудотворным образом Одигитрии.

Сергей Новиков: Уважаемый Владыко, можно ли говорить о том, что 15 февраля станет особым праздничным днем в календаре Смоленской епархии?

Епископ Исидор: И не только Смоленской епархии, но и важным событием в истории Русской Православной Церкви, потому что Смоленская Одигитрия, один раз в сто лет покидающая город Смоленск по тем или иным причинам, на этот раз возвращается, и мы участники этого события, которое происходит всего лишь раз в сто лет. Это событие вписано красными буквами в историю нашей Смоленской епархии и всей Русской Православной Церкви.

Сергей Новиков: Мои уважаемые собеседники, уважаемый Владыко, Александр Александрович, благодарю Вас за участие в программе, желаю света в душе, света в жизни, радости, и прощаюсь с нашими телезрителями до будущих встреч.

Главная > Новости > Интервью епископа Исидора и…