Обновления

Слово митрополита Исидора на Божественной литургии в Неделю о блудном сыне

Главная > Проповеди > Слово митрополита Исидора на…

Слово митрополита Смоленского и Дорогобужского Исидора на Божественной литургии в Неделю о блудном сыне

Свято-Успенский кафедральный собор г. Смоленска

20 февраля 2022 г.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Дорогие братья и сестры! Подготавливая нас к осмысленному вхождению в пространство Великого Поста, Святая Церковь в прошлый воскресный день предлагала нам образы мытаря и фарисея. Мы слышали из той евангельской притчи слова Господа, которые Он вложил в уста фарисея, говорившего: «Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди (…) или как этот мытарь». Мытарь тоже обращался ко Господу: «Боже! будь милостив ко мне грешнику!» (см. Лк. 18, 11-13).

Сегодня, в Неделю о блудном сыне, мы с вами слышали отрывок евангелия от Луки, в котором Господь нам повествует притчу о блудном сыне (Лк. 15, 11-32). Перед нами предстают два образа: образ младшего сына и образ сына старшего. Обратите внимание, как эти два сына чадолюбивого отца выстраивают отношения и диалог со своим отцом. Младший сын по своей молодости, легкомыслию и неведению, которое свойственно многим молодым людям, желая достичь быстрее всего того, о чем мечтает человек, решил это сделать через присвоение себе положенного от его отца богатства. Ему представлялось, что, обретя достойную часть богатства, он быстро достигнет своей цели. Но, как и во всякой молодости, которая преисполнена не только легкомыслия, но и неопытности, и горячности в принятии решений, этот молодой человек растратил все богатство, которое ему вручил отец. Он, оказавшись в трудных обстоятельствах, вынужден был наниматься на самую низкооплачиваемую работу. Ему приходилось есть буквально вместе с животными в хлеву. Дойдя до такого уничижения, он обращает внимание на постигшие его обстоятельства. Его скорбь и невзгоды становятся поводом к тому, что он объективно стремится взглянуть на самого себя. Он вспоминает, что у него есть любящий его отец, который и наемникам своим дает во много крат больше, чем сейчас он имеет в этих несчастных обстоятельствах. Младший сын, говоря о том, что не достоин ни неба, ни любви отца, с глубоким покаянием возвращается в свой дом.

Отец, который всегда его ожидал и надеялся, что сын рано или поздно вернется в благополучии или в несчастие, видит возвращающегося к нему сына и идет к нему навстречу. Он, не спрашивая его ни о чем, слышит от сына глубокие выстраданные слова покаяния: «Отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже не достоин называться сыном твоим» (Лк. 15, 21). И чадолюбивый отец, видя глубину этого покаяния, радуется вдвойне, потому что он уже видит не молодого обуреваемого страстями сына, а человека, которого жизненные обстоятельства сделали мудрее и умнее.

Что же мы, дорогие мои, видим: какое настроение у старшего брата, который всегда неизменно был с отцом, всегда ему помогал и был его опорой, жил по справедливости, как ему представлялось, и требовал этой справедливости ко всем окружающим людям? Старший сын видит, как все самое лучшее отдано младшему: отцовский перстень, лучшего тельца закололи и пир готов. И он задает отцу справедливые, но обидные для отца вопросы: «Отче, ведь я же всегда был с тобой, не смел обратиться к тебе, чтобы ты устроил такой пир, чтобы я со своими друзьями мог так же повеселиться, а растративший твое богатство брат мой теперь здесь, и ты его чествуешь?» (см. (Лк. 15, 29-30). Отец справедлив, но в большей степени этот отец – любящий. Если ты совершенно любишь, то эта любовь превосходит всякую справедливость и всякую несправедливость. И отец в ответ произносит судьбоносные существенные слова: «Сыне мой, твой брат был мертв и ожил, пропадал и нашелся» (Лк. 15,32).

В этих словах отца заключен важный смысл для нашей с вами духовной жизни. Так бывает, дорогие мои, что мы, подобно старшему сыну всегда пребывая с Небесным Отцом, стремимся все в своей жизни совершать как будто бы по справедливости и этой справедливости требуем от Отца равного ответа – «ты мне, а я тебе». В таких жизненных установках мы требуем от Бога того, что как нам представляется, мы делаем равным образом по отношению к Нему, к Богу. Выстраивая такие, построенные на рациональности и человеческой логике, отношения отношениях с Богом на самом деле мы становимся слепыми, духовно спящими, не способными видеть своих грехов, не замечающими повседневных эпизодов жизни, которые нам уже не представляются духовными, а мы считаем их обыденными. Поэтому нам, церковным людям, часто приходящим в храм, кажется совсем обычным обидеть человека, осудить человека, имеющего те или иные духовные или телесные немощи, рационально отнестись к той или иной беде или обстоятельствам. Мы все полагаемся на то, что мы лучше окружающих нас грешников, ведь мы церковные люди, и эта гордость затмевает очи нашего сердца. Мы становимся духовно спящими, невидящими вокруг себя то, как наш чадолюбивый Отец ищет ту заблудшую овцу, ради которой Он готов оставить девяносто девять овец, которые находятся в безопасности.

Вот так, дорогие мои, Господь относится к любимым Им детям, к нам с вами. Он оставляет тех, кто не нуждается сейчас в Его помощи. Он идет навстречу и помогает тем, кто остро в Его помощи нуждается, простирает руки тем, кто погибает для того, чтобы их спасти. В этом спасительное действие любящего нас Бога. Мы с вами бываем осуждаемы голосом нашей совести за то, что считаем себя достойными Бога, думая, что согрешаем перед Богом, может быть, не так жестко и тяжко, как заблудшие люди. Но мелочность наших грехов является большей скверной в очах Божиих. Мы больше согрешаем перед Богом, потому что мы знаем, что грешим и не исправляемся. А о тех людях, которые, может быть, еще не осознали, что грешны, Господь промышляет, чтобы они пришли к покаянию. И эта сила покаяния пришедших в Богу может быть настолько мощной, что сделает их подобными пришедшим ко Господу в одиннадцатый час. Этот приход к Богу может быть намного ценнее в очах Божиих, чем тех, кто пришел и в первый, и в третий, и шестой час потому, что в нем глубина покаяния, осознание своего недостоинства и готовность никогда не совершать ни крупных, ни мелких грехов, чтобы посвятить жизнь служению Богу. Вот, что ценно, дорогие мои, для Бога. Вот, что является спасительным для нас.

Святитель Феофан Затворник, высказывая общее учение Церкви о грехе, напоминает нам, что человек связанный греховной жизнью, не осознающий своих грехов, подобен человеку спящему, не способному разглядеть ни себя, ни окружающих его людей. «Мы сказали, – пишет святитель, – что грешник есть то же, что человек, погруженный в глубокий сон. Как крепко спящий, какая бы ни приблизилась опасность, не проснется сам и не встанет, если не подойдет кто сторонний и не разбудит его, так и тот, кто погружен в греховный сон, не опомнится и не встанет, если не придет к нему на помощь Божественная благодать. По беспредельному милосердию Божию, она и готова для всех, всех обходит и всякому внятно взывает: «восстани, спящий, и воскресни от мертвых, и освятит тя Христос» (Еф. 5,14)» (См. Святитель Феофан Затворник. Путь ко спасению. Краткий очерк аскетики).

Важно, чтобы такой человек духовно пробудился, был способен увидеть себя и окружающий мир. Поэтому Господь направляет такому человеку скорби, Он пытается разбудить его, чтобы человек отряхнул сон со своего духовно спящего сердца, восстал и припал, как младший сын к своему отцу со словами: «Отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже не достоин называться сыном твоим» (Лк. 15, 21). В таком глубоком покаянии, дорогие мои, залог нашего с вами спасения. Поэтому еще раз услышим слова святого апостола Павла, которые он произнес в послании к Ефессянам: «Восстани, спящий, и воскресни от мертвых, и освятит тя Христос» (Еф. 5,14). Аминь.

 

Главная > Проповеди > Слово митрополита Исидора на…