Обновления

Кончина и погребение преосвященного Нестора, бывшего епископа Смоленского

Главная > Публикации > Кончина и погребение преосвящ…

(по материалам дореволюционной прессы)

В день покоя в субботу 24 июля, в кельях архиерейского дома Московского Новоспасского монастыря умер бывший ректор Смоленской семинарии и епископ Смоленский, магистр богословия и почетный член Казанской Академии, Преосвященный Нестор Метаниев.

В миру Святитель — Алексей Сергеевич, сын священника села Новосильцева Вольского уезда Саратовской епархии. За свою долгую жизнь он побывал в разных городах и исполнял разные обязанности на церковно-общественном поприще: помощника ректора семинарии Ставрополя кавказского, инспектора Тифлисской семинарии, ректора Смоленской семинарии и настоятеля Авраамиевского монастыря, викария Аксайского Донской епархии, Выборгского — Петербургской, с 1881 года — епископа Смоленского, управляющего Московским Новоспасским монастырем, члена Московской синодальной конторы. В июне 1901 года преосвященный Нестор был уволен на покой.

Строгий блюститель правды и милости в епархиальном управлении, твердый в административных принципах, никогда не мешавший церковные дела с собственными, бесстрашный в ущерб карьере, величавый и властный в официальной обстановке, радушный и искренний в кельях, тайный благотворитель бедноте.

Он был высоким, изможденным духовным подвигом постником, легким в движениях, замкнутым, молчаливым. Суровой наружности инок-епископ, — почивший Архипастырь во многих чертах и особенностях своего душевного облика воплотил в себе дух и жизнь Святителей Греко-восточной церкви.

Расскажем о предсмертных годах, кончине и погребении преосвященного Нестора.

Последние годы — молитвенный монашеский подвиг, практически полный разрыв с миром. Не угасавшие умственные интересы он поддерживал чтением академических изданий и газет. Так было до 1 марта 1909 года. Утром этого дня долголетнюю жизнь Святителя, обильную нравственными потрясениями, завершило тяжкое физическое несчастье: старца поразил паралич, отнялись правая рука и нога. С этого дня началось медленное, беспомощное, страдальчески-болезненное умирание.

Кто без ропота не переносит ударов жизни, для тех поучительно поистине иово терпение иноков-подвижников, закаляющих себя безропотно в испытаниях. Обильно в течение долголетнего монашества стяжал эту добродетель и Святитель.

Год и пять месяцев болел он, но никому не досаждал ропотом и жалобами на свое положение. Когда утихала боль, он находил в себе силы, чтобы не стать обременительным для посетителей, говорить, вспоминать прошлое, улыбаться.

Без смены впечатлений, места, даже позы, мучительно долго протекали дни и ночи. В таком положении всякое терпение истощится, и келейник как-то услышал от страдальца: «Молись и ты, Петр, чтоб я умер скорее». Старания врача вернуть силы одряхлевшему организму больного оказались напрасными, Господу же угодно каждому человеку назначать свой предел жизни. В отношении раба Его епископа Нестора этот предел достиг своего зенита 24 июля 1910 года.

«Надо, надо», — промолвил умиравший владыка при виде духовника, пришедшего к нему со святыми дарами. В полном сознании принял он святое причастие.

Во время чтения канона он вдруг перестал дышать, но присутствовавшие при соборовании не сочли его за покойника и не обманулись. Дыхание возобновилось, но только для двух тихих вздохов. Умер он за полтора часа до полуночи.

С утра наступившего воскресного дня непрерывная толпа благочестивого люда устремилась поклониться останкам усопшего. В середине дня тело было положено в дубовый гроб. Вечером прибыли воздать почившему братский долг архипастыри Москвы. В шестом часу тело покинуло юдоль своих подвигов и болезней и из кельи, сопровождаемое крестным ходом, было переправлено в монастырский Преображенский собор. Ночью продолжилось посмертное чтение Евангелия.

С первыми лучами солнца служили раннюю литургию, в 9 часов позднюю. Но вот уже и заключительные моменты погребального чина: у гроба читают и вручают разрешительную молитву. Затем — братское прощание, поклонение народа и процессия вокруг собора к месту вечного упокоения.

«Господня земля», — возгласил митрополит, и предал в недра ее бездыханный прах своего собрата и сподвижника.

… В настоятельских кельях — поминальная трапеза, а на могиле слышится стук строительных орудий; вот и он затих: над гробом вывели кирпичный свод, настлали его землей, сделали временное деревянное надгробие.

Появилась могила, воцарилось безмолвие вечного покоя.

По материалам редкого фонда СОУБ
Подготовила Мария Сергеева

Главная > Публикации > Кончина и погребение преосвящ…