Обновления

Почувствовать дыхание настоящего христианства

Главная > Публикации > Почувствовать дыхание настоящ…

2015-08-04_1
29 июля пеший крестный ход из Крыма вошел в приделы Смоленской митрополии. Участники молитвенного шествия в пути уже более трех месяцев. Сегодня они продвигаются в сторону Смоленска, посещая храмы, монастыри и мемориалы Великой Отечественной войны. 9 и 10 августа крестоходцы примут участие в торжествах в честь  Смоленской иконы Божией Матери Одигитрии.

С руководителем крестного хода Андреем Бардижем, президентом АНО «Восхождение», мы встретились и побеседовали в Рославле, где крестоходцы находились по 4 августа.

– Андрей Анатольевич, для Вас это далеко не первый ваш крестный ход. В чем его отличия от предыдущих?

– Для меня крестные ходы начались в 2000-м году. Я прожил полжизни в Екатеринбурге, для жителей которого царская тема очень важна и близка. Многие люди переживали, что царя не канонизируют, и потом, когда это случилось, мы с группой единомышленников захотели и как-то прославить государя, его семью, его подвиг. Мне повезло, я попал в чужой проект, который назывался «От первого Романова до последнего Романова». Это первый организованный пеший крестный ход, его участники прошли от места гибели первого царя (север Пермского края) до Екатеринбурга. Это 900 километров. На мой взгляд, до этого момента никто не занимался крестными ходами именно с точки зрения организации. Зачастую крестный ход представляет собой что-то самочинное: встали и пошли, получилось, как получилось.

Мы попробовали сделать это более организованно. Нам не просто хотелось хорошо сделать какое-то дело, нами двигали и более глубокие мотивы: все мы в жизни ищем правды. Истина у Бога, а в жизни нам нужна простая человеческая правда. Это такое дело, которое сложно сымитировать, слукавить, найти в нем какую-то корысть.

Человеку нужно по Евангелию оставить дом, семью, землю, работу, детей, внуков, какие-то попечения, встать и пойти. И встретить на пути лишения, непогоду, отсутствие внимания, привычного комфорта, лекарств, еды, которую мы любим. Причем все это не на один, два или десять дней, как в бывает в большинстве крестных ходов, а более, чем на три месяца. За эти месяцы я не раз слушал от друзей, более занятых, чем я, фразу: «Нужно вырваться к вам хотя бы на 3-4 дня, чтобы почувствовать дыхание настоящего христианства».

– Как набираются участники крестного хода?

– Когда возникает идея, до благословения старческого и архиерейского я стараюсь ее не озвучивать. Когда получаю благословение старческое, архиерейское, патриаршее, публикуем информацию на сайте, в православной прессе, ну и сарафанное радио, конечно, работает. Это самый эффективный способ привлечения тех людей, которые уже участвовали. Сегодня у нас идут несколько человек, которым за 60. Они оставили детей, внуков, работу, землю, дачи. Потому что в эти годы они поняли, что это дело важнее. До 50 лет они думали, видимо, иначе. А до 40 в нашем крестном ходу вообще мало кто участвует.

С возрастом стремишься быть ближе к Богу, и как сказал один из архиереев, который нас встречал, таким крестным ходом Господь снимает много грехов. И этим крестный ход тоже привлекает людей. Участие в столь длительном проекте действительно приближает человека к Богу.

– Сколько времени нужно, чтобы участники познакомились, подружились, стали единым целым?

– Чтобы сформировалась община, нужно около двух месяцев. Поэтому все наши проекты более месяца длиной. Мы собираем людей, которые до этого не знали друг друга. Многие не знакомы даже с самой темой. Где-то прочитали, увидели, кто-то рассказал, и они пришли к нам. Всем нужно как-то притереться друг к другу, перестроить себя. На это уходит, самое меньшее, неделя. С другой стороны, когда пройдено больше 1500 километров, средний обычный человек устает. На мой взгляд, оптимальное расстояние – это как раз полторы тысячи километров. Потому что до 1000 километров не формируется такая единая община, а после 1500 мы все устаем. Этот крестный ход преодолел уже более 2000 километров, поэтому очень сложно. Среди идущих половина крымчан, а половина – те, кто до этого не мог найти денег, чтобы отдохнуть в Крыму, а сейчас они нашли средства и приехали, чтобы идти крестным ходом. Половина крестного хода – это: Омск, Екатеринбург, Пермь, Санкт-Петербург, Украина, Белоруссия, Грузия, Казахстан.

Люди из разных концов бывшего СССР собрались, чтобы пройти вдоль границы с Украиной с молитвой о мире. Такая задача была поставлена изначально, а то, что крестный ход проходит в год 70-летия Победы и 1000-летия со дня преставления князя Владимира и годовщины присоединения Крыма, налагает на него какие-то дополнительные оттенки, акценты и глубину.

Сегодня мы отслужили литию на мемориале, где похоронены 130 тысяч человек. И так в каждом городе, и каждом селе. Война ударила по каждой семье. Скажу фразу, которую услышал вчера, когда мы проходили Ершичи. Один чиновник сказал: «Спасибо вам. У меня ощущение, что вы пронесли знамя Победы».

За что мы любим крестные ходы? За искренность. Здесь люди говорят и делают то, что им подсказывает сердце. Иначе зачем нам здесь быть? Есть места, где можно по-прежнему лицемерить, лукавить, искать своего. А здесь все для Бога. Опять-таки, зачем мы начали крестный ход? Это как столпничество, ношение вериг. Человек вскарабкался на столб и стол там 40 лет. Меня спрашивают: зачем вы ходите крестными ходами? А я задаю встречный вопрос: а зачем они это делали? У нас столько святых в Русской Православной Церкви, которые совершали какие-то совершенно безумные с точки зрения обывателя дела. И крестный ход тоже не от мира сего.

– Долго ли длится подготовка крестного хода?

– Этот крестный ход для меня и многих других начался в августе прошлого года, а может быть, и еще раньше. Года два назад я говорил с близкими людьми, что будет 70-летие Победы, и нужно будет делать крестный ход по западным границам России, а потом эта мысль, эта затея перешла в практическую плоскость. Началась война на Донбассе и стало совершенно очевидно, что нужно идти по границе. По ряду причин мы решили начинать с Крыма. С Севастополя, с того места, где был крещен князь Владимир.

– Расскажите, пожалуйста, о главной иконе молитвенного шествия.

– Икона с которой мы идем была написана 11 лет назад, для другого крестного хода, который шел из Пскова до Куликова поля. На этой иконе все святые, которые одинаково важны для русского, белорусского и украинского народов. Среди этих угодников Божиих – равноапостольный князь Владимир, государь Николай Александрович с семьей, князь Александр Невский… Все те святые, которые нам очень дороги. И когда мы приняли решение проводить этот крестный ход, советовались со старцами. Все проекты начинаются с их благословения. Мы получили благословение на эту икону и с ней пошли. Икона тяжелая, большая: 1,20 метра на 0,8 метра. Но Господь милостив, и мы смогли ее пронести… Осталось уже совсем немного. За 11 лет этот образ прошел много тысяч километров по России и распространен во многих копиях.

Первое благословение на написание этой иконы нам давал духовник Троице Сергиевой лавры архимандрит Кирилл (Павлов). Молитву к этой иконе написал протоиерей Олег Тэор, настоятель храма Александра Невского в городе Пскове, им был составлен молебен для крестного хода. В позапрошлом году мы дополнили его прошениями святителя Афанасия (Сахарова), которые он написал в 1941 году, когда немцы напали на Россию. Мы его служим всю дорогу.

Эта икона шла в прошлый раз крестным ходом из Екатеринбурга в Кострому, теперь из Крыма в Смоленск. Благословлял нас архимандрит Гермоген, духовник женского монастыря в Пскове, один из немногих настоящих старцев в современной России.

– Связаны ли с этой иконой какие-то чудеса?

– Да, есть события, которые случились даже в этом году. Хотя бы то, что мы ходим и продолжаем ходить с этой иконой, и много любопытных вещей случается в самом крестном ходу…

К сожалению, не все однозначно относятся к святости государя, и то, что эта икона с 2004 года движется по России, уже хорошо. В 2004 году в Питере я впервые услышал, когда мы участвовали в крестном ходе, как назвали эту икону – «Покров над Россией». Это имя  придумал народ, и оно осталось.

– Как вас встречали на Смоленской земле?

– Очень хорошо. Именно здесь я услышал, что крестный ход — это как знамя Победы. Когда мы начинали движение и вышли из Крыма, было очень трудно: там другие правила, другие священники и миряне. Мы вышли из Крыма, и нас осталось очень мало.

Я позвонил одному священнику, его зовут отец Сергий Мещеряков, он служит в Хабаровске, мы познакомились, когда начинали крестный ход из Владивостока в 2007 году. Сейчас ему 75. И он сказал такую фразу: «Как бы ни было трудно, надо идти до Смоленска, потому что это – то же самое, что взять Берлин».

– Приходилось ли вам бывать в Смоленске, видели икону Божией Матери Одигитрии до реставрации?

– Да, бывал и видел. Крестный ход мы готовили в августе-сентябре 2014. Проехали основные пункты маршрута. Разрабатывался он долго, и должен был включать в себя очень много параметров. Например, все субботы, воскресения и в большие праздники мы ночуем там, где есть храм, монастырь. Очень сложно сделать так, чтобы это было и посильно.

Я всегда боюсь, что погодный или человеческий фактор сломает график движения, и мы где-то задержимся и не успеем. Тогда посыплется вся дальнейшая работа. Но по милости Божией, пока все получается. Мы укладываемся именно в те сроки, которые были запланированы.

Когда я жил в Екатеринбурге то работал на предприятии, которое занималось производством вооружения и, по роду деятельности, бывал в Смоленске, и потом 10-15 лет спустя. Бывал в Пскове, Сергиевом Посаде и многих других местах. Даже в грузинском Гори.

– Как человек, участвуя в крестном ходе, меняется внутренне?

– Очень сильно меняется. Крестный ход – это проверка нашей готовности к тому, чтобы сделать что-то во славу Божию через усилие над собой. Буквально каждый день мы должны дойти до привала, вечером дойти до храма. Все это, несмотря на дождь или жару. Мы никогда не причесываем крестный ход под соответствие с погодой. Правда, когда было уж очень жарко, мы ходили ночью. Это было в одном из наших первых крестных ходов в 2001 году. Днем все спали, а ночью шли, по соображениям человеческого здоровья. Прошли ночью отрезок пути и в этом году. В Крыму мы хотели попасть к мощам святого Луки Воино-Ясенецкого. Но Симферополь стал за последние 1,5 года городом практически непроезжим, настолько тесно и много машин. Это провинциальный город, который неожиданно стал столичным. Чтобы попасть к святому Луке, мы вошли в Симферополь в 3 часа ночи, прошли его насквозь ранним утром, никого не побеспокоив, пришли, приложились к мощам, и ушли из города.

…У православного философа Ивана Ильина есть мысль о том, что Господь смотрит на наши усилия. И на наши мысли тоже. И на пожелания – как говорил святитель Иоанн Златоуст, Господь и намерение целует. Следующий этап – это наши усилия, это то, что мы делаем. Мы захотели, помечтали, наметили планы. Крестный ход показывает, до какой степени мы готовы переломить свое «я», свои желания, свои представления о жизни, подчинить их благословению, подчинить себя каким-то высоким и важным задачам.

***

Пеший крестный ход «Духовная оборона Отечества», стартовавший 26 апреля в Севастополе, посвящен 1000-летию со дня преставления святого равноапостольного князя Владимира и 70-летию Победы в Великой Отечественной войне. Он проводится по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Маршрут крестного ход по местам боевой славы охватывает епархии Республики Крым, Краснодарского края, Ростовской, Воронежской, Белгородской, Курской, Брянской и Смоленской областей.

Общая протяженность пешего пути составит свыше 2000 км.

8 августа  Крымский крестный ход  прибудет к конечной точке своего маршрута – в город Смоленск.

9 августа в 14.45 у арки Богоявленского собора встретятся участники Днепровского крестного хода, крестного хода Севастополь – Керчь – Смоленск и крестного хода Витебск – Смоленск «Наш общий путь – Одигитрия», чтобы принять участие в торжествах в честь Смоленской иконы Божией Матери.

Главная > Публикации > Почувствовать дыхание настоящ…