Обновления

Жизнь, служение и мученическая кончина епископа Рославльского, викария Смоленской епархии Вениамина Глебова

Главная > Публикации > Жизнь, служение и мученическа…

Епископ Вениамин

Глебов Василий Алексеевич (1886-1938)

 

«Я предвижу восстановление мощной России,
еще более сильной и могучей.
На костях мучеников, как на крепком фундаменте,
будет воздвигнута Русь новая — по старому образцу,
крепкая своею верою во Христа Бога и Святую Троицу».

Иоанн Кронштадтский

 

Философ Иван Ильин писал: «Православие … дало русскому народу глубокое чувство совести, мечту о праведности и святости, верное осязание греха, дар обновляющего покаяния, идею аскетического очищения. Отсюда же столь характерный для русского народа дух милосердия и всенародного, бессословного и сверх национального братства, сочувствие к бедному, слабому, больному, угнетенному…».

Без Православия, без живой веры человек, оказывается, слаб и не защищен от духов злобы и готов отдаться тому, что ему кажется сейчас важным. О том, что безбожное общество обречено на вымирание, красноречиво говорят трагические события истории России минувшего века. Высоким примером живой веры являются святые новомученики земли Российской.

В настоящей статье мы расскажем об одном из верных служителей Христовых, на долю которого выпало жить в первой половине ХХ века — епископе Вениамине (Глебове).

Епископ Вениамин, в миру Василий Алексеевич Глебов, родился 1 января 1886г. в семье потомственного дворянина, надворного советника, секретаря канцелярии Смоленского архиерея, с 1887г. — старосты кафедрального Богоявленского собора Архиерейского дома, позже священника Алексея Степановича Глебова и его жены Ольги Михайловны (25.03.1864–1894), в девичестве Потаповой. Дед будущего епископа по материнской линии Михаил Михайлович Потапов (14.05.1831–03.04.1899) был надворным советником, из вольноотпущенных, кавалером многих орденов (св. Владимира IV степени, св. Анны и св. Станислава III ст.) участковым приставом Тверской части в Москве. Бабушка будущего епископа Екатерина Александровна Потапова (1842–25.03.1864), урожденная Виноградова, умерла при родах Ольги Михайловны, матери епископа. Прадед будущего епископа, отец Екатерины Александровны Александр Апполонович Виноградов, был священником Николо-Голутвинской церкви в Москве. Василий, будущий епископ, был старшим из пятерых детей в семье Глебовых. Известно, что у Василия были сестры Ольга Алексеевна (в замужестве Архарова) и Александра Алексеевна. Мать семейства Ольга Михайловна умерла в 1894г., также при родах (последнего сына, Алексея).

О детстве и юности еп. Вениамина почти ничего не известно. В 1906 году он окончил Смоленскую духовную семинарию, а в 1911 году — юридический факультет Харьковского университета.

В октябре 1913 года поступил в Пафнутьев-Боровский монастырь, а в 1915 году принял монашеский постриг с именем Вениамин.

С 1916 года о. Вениамин состоял в братии смоленского Троицкого монастыря (архиерейского дома), был рукоположен во иеромонаха.

В 1918 году мобилизован в Красную Армию, служил в тыловом ополчении в Смоленске.

26 сентября 1920 года был хиротонисан во епископа Рославльского, викария Смоленской епархии. Хиротонию в московском храме во имя преподобного Сергия в Рогожской слободе возглавил патриарх Тихон (Беллавин).

Во время кампании по изъятию церковных ценностей, пытаясь предотвратить столкновения, 29 марта 1922 года обратился к приходам Рославльского уезда с воззванием, в котором призывал «выполнить все требования комиссии по изъятию; при изъятии попросить лишь оставить священные сосуды, но если бы и их потребовали, то отдать со спокойным сердцем, испросить лишь самое необходимое для богослужения».

В период острого кризиса высшей церковной власти, когда патриарх Тихон находился под арестом (9 мая 1922 — 25 июня 1923) и власть узурпировало обновленческое Высшее церковное управление, епископ Вениамин  склонялся к признанию полномочий последнего и, как свидетельствует письмо епископа Вениамина архиепископу Антонину (Грановскому) от 23 апреля 1923 года, не отрицал возможности церковных реформ, которые должны были осуществляться по программе «Союза церковного возрождения», возглавляемого архиепископом Антонином, а не по программе «Живой церкви», руководимой Владимиром Красницким (Антонин выступал против требований «Живой церкви» о введении второбрачия духовенства, закрытии всех монастырей, упразднении епископата и др.). В Рославле к конце 1922 года существовала небольшая группа сторонников «Живой церкви» во главе с протоиереем В. Ширяевым, значительное количество общин во главе с настоятелем Преображенского монастыря архимандритом Рафаилом (Баутиным) разделяло программу «Союза церковного возрождения». Епископ Вениамин пытался примирить общины викариатства, однако все его усилия закончились тем, что 31 октября ВЦУ уволило о. Вениамина «на покой… с назначением местожительства в г. Задонске Воронежской губ.» (20 сентября «был уволен на покой» архимандрит Рафаил). Увольнение епископа Вениамина, возможно, имело одной из причин конфликт между руководителями «Живой церкви» и «Союза церковного возрождения», в результате которого 22 сентября 1922 года архиепископ Антонин заявил о своём разрыве с живоцерковниками и выходе из ВЦУ, 23 сентября постановлением ВЦУ он был освобожден от всех должностей.

Осенью 1922 года епископ Вениамин, по-видимому, предполагал уехать из Рославля. 13-24 ноября 1922 года совет православной общины, принявшей в пользование рославльский преображенский монастырь, постановил: «Никакого В.Ц.У. как духовного руководителя над собой не признавать и в молитвенное общение с ним не входить. Оставаясь строго православными, признавать своим духовным руководителем и главою еп. Вениамина Рославльского, просить его оставаться в г. Рославле». 5 февраля 1923 года совет полоцкого Софийского православного братства направил епископу Вениамину письмо с просьбой в случае, если слухи о его намерении оставить Рославль «из-за своих строго православных взглядов на обновленческое движение» и уйти на покой правдивы, возглавить православных в Полоцке в их противостоянии обновленцам.

Постановление об «увольнении на покой» епископа Вениамина и архимандрита Рафаила и сообщение о том, что они не подчинились этому постановлению и остаются в Рославле, ВЦУ направило в Смоленский губполитотдел (поступило 23 декября 1922). 27 февраля губотдел ГПУ предложил уполномоченному по Рославльскому уезду арестовать епископа Вениамина и архимандрита Рафаила.

8 марта 1923 года епископ Вениамин был арестован, заключён в смоленский исправдом, 27 марта переведён в дом предварительного заключения №2. На вопрос следователя об отношении к проблеме церковного управления в новых исторических условиях епископ Вениамин сказал: «Высшая церковная власть в православной Церкви должна принадлежать Поместному российскому Собору православной Церкви и тем органам, которые он создаст, и до созыва Собора право созвать собор принадлежит Высшему церковному управлению… Реформы в Церкви необходимы, и я им сочувствую».

Вскоре в ГПУ поступило ходатайство верующих (с многочисленными подписями) об освобождении епископа Вениамина и архимандрита Рафаила. В ходатайстве, в частности, говорилось, что епископ Вениамин и архимандрит Рафаил «никогда не были против советской власти… оба они истинные христиане, учили нас и словом, и примером любви и нравственности в духе христ. веры, чем способствовали уменьшению хулиганства и разного рода проступков и пороков (пьянство и проч.)… Оба никогда не были корыстными, всегда довольствовались тем весьма немногим, что мы могли дать им (еп. Вениамин заявлял, что ему нужно только иметь 1 ф. хлеба в день), чем и учили нас довольствоваться тем же, в настоящее тяжёлое время и не искать богатства и прочих благ мира».

10 апреля 1923 года в Смоленском губотделе ГПУ было составлено обвинительное заключение, в котором говорилось, что главная вина епископа Вениамина и архимандрита Рафаила состоит в противостоянии «Живой церкви»:

«Глебов… являлся главой реакционного духовенства и в целях активного противостояния обновленческому движению церкви бросил лозунг автокефальной церкви… Еп. Вениамин достиг того, что подчиненные ему в церковном отношении попы один за другим стали подавать заявления о непричастности их к т. н. Живой церкви, и вообще гр-н Глебов как епископ своим авторитетом, отмежевавшись под давлением архим. Рафаила от всех обновленческих групп… хотел создать в Рославле крепкую автокефальную церковь с тихоновской окраской… Этим фактом они объявили беспощадную и успешную борьбу с обновленцами и тем самым создали бы невозможность обновленческому движению иметь желательное развитие». Предлагалось выслать епископа Вениамина и архимандрита Рафаила «в места отдалённые Сибири и Севера».

22 мая 1923 году епископ Вениамин направил в ГПУ прошение, в котором заявлял, что «никогда не занимался измышлением и распространением ложных слухов или непроверенных сведений, могущих… возбудить недоверие к власти или дискредитировать её», и просил поскорее рассмотреть дело и освободить его из заключения ввиду слабости здоровья. 7 июня 1923 года он был переведён в Москву в бутырскую тюрьму. Здесь обвинение было переформулировано в стандартное — «антисоветская деятельность и контрреволюционная агитация». По постановлению Коллегии ОГПУ от 8 августа 1923 года архиерей был освобожден, дело следствием прекращено. После освобождения жил в Москве, служил в церквах святителя Митрофана и святителя Николая Явленного на Арбате.

12 апреля 1925 года подписал акт о вступлении в должность патриаршего местоблюстителя митрополита Петра (Полянского).

28 апреля епископ Вениамин был вновь арестован по обвинению в «контрреволюционной агитации и распространении злостных непроверенных слухов с целью дискредитирования сов. Власти», заключён в Бутырскую тюрьму. Обвинение не подтвердилось, 22 мая епископ был освобожден, дело следствием прекращено.

С 1926 года еп. Вениамин жил на хуторе Крутяки Бологовского района на иждивении сестёр.

А в 1928 году владыка поселился в Ригодищинской сельскохозяйственной монашеской артели в Ленинградской области.

С 1930 года жил в городе Валдае. В 1932 году ездил в Москву для лечения.

В это время владыка Вениамин вёл замкнутый образ жизни, отличался крайней осторожностью, квартиру его посещали лишь несколько монахинь и священников.

По показаниям еп. Вениамина на допросе в 1938г.:

«Мои официальные знакомые: отец Иван Иванович Плодовитов, ныне арестован и отец Александр Николаевич Надеждин, оба в сане протоиерея. Бельская Антонина Александровна Лосева — соседка, ее муж Василий Алексеевич работает в шоссейной конторе. Бойцова Елена — у нее беру молоко… Федорова (или Андреева) — она тоже носит мне молоко. Ко мне в 1937 г. приезжала Заболоцкая, жена священника с.Медведево. Из Бологова навещала племянница. Приезжала из Москвы ее двоюродная сестра Александра, она работает в Москве домашней работницей и каждый год приезжает пожить недели на две. Больше никто ко мне не приезжал, и знакомых больше не имею. В 1932 г. я ездил в Москву лечиться. В 1936 г. ездил в пос. Мста к священнику Варсонофию Антипову исповедоваться. Больше никуда из г. Валдая не выезжал».

Однако, даже в таком незначительном его окружении была завербована женщина, получившая псевдоним «Своя» и около года собиравшая компромитирующий материал на владыку. В одном из донесений в 1937 года она писала:

10 апреля с.г. я заметила, что священник Надеждин пошел к епископу. Видя это, пошла и я. В разговоре с приживалкой епископа я слышала, что разговор между попами идет о церкви, причем Надеждин говорил, что на Пасху ему, по-видимому, служить не придется, так как НКВД, по слухам, думает арестовать его. Епископ стушевался, указал глазами на меня и сказал: «На всё воля Божья, надо пережить всё»…

16 февраля 1938г. в квартире владыки был произведен обыск.
17 февраля 1938г. органами Валдайского РО НКВД  еп. Вениамин был арестован.
В документе о составе семьи владыки было указано: «Состав семьи: холост. Сестра Ольга Алексеевна Архарова, проживает в Москве, ул.Молчановка, д.11, библиотекарь на рабфаке; сын сестры (племянник епископа) Алексей Михайлович Архаров, студент; двоюродная племянница Осипова Евдокия Михайловна, инвалид, проживает в моей квартире».

Из протокола допроса 21 февраля 1938г.:

«— Вы обвиняетесь в контрреволюционной деятельности, которую Вы проводили среди жителей Валдая…

— Да, я действительно, будучи враждебно настроен к политике ВКП(б) и
советского правительства при встречах с верующими (фамилии которых я назвать не могу) высказывал свои контрреволюционные взгляды, направленные против политики партии и советского правительства. Особенно мне хорошо памятно, когда я среди верующих доказывал мысль о неизбежности гибели Советской власти и приближении войны. Доказывал, что в эти годы народ бросил веровать в Бога, и поэтому люди сидят босые и голодные. Мне также приходилось доказывать верующим, что Советская власть всеми средствами лишает всех благ честных людей, начиная с закрытия церквей и кончая другими репрессиями. Я призывал верующих терпеть, доказывая им о скором времени, когда наступит конец Советской власти. Свою контрреволюционную работу я проводил большей частью у себя в квартире, куда заходили верующие женщины с просьбами о совершении религиозных обрядов, которые я проводил подпольно у себя на квартире, особенно в религиозные престольные праздники. Мои взгляды всегда поддерживал и разделял священник кладбищенской церкви Надеждин Александр Николаевич, который часто посещал мою квартиру, где мы и вели разговоры на политические темы, истолковывая их в контрреволюционном направлении.

— Расскажите о Ваших связях с Плодовитовым И.И. и в чем они заключались.
— До ареста Плодовитова И.И. я был с ним хорошо знаком, всегда мы сходились в своих контрреволюционных убеждениях в отношении политики партии и Советской власти по церковному и крестьянскому вопросах. Хорошо его знал также и священник Надеждин А.Н. Кроме этого, мне также приходилось встречаться с ныне арестованным органами НКВД бывшим благочинным Валдайского собора Дьяконовым, но разговоров у меня с ним на политические темы не было».

22 февраля 1938г. Валдайский РО НКВД закончил рассмотрение дела.
Из материалов дела:

«ГЛЕБОВ В.А., будучи враждебно настроен к политике ВКП(б) и Советской власти, а также находясь ранее в контрреволюционной связях с участниками контрреволюционной организации церковников и ныне осужденными к В.М.Н. с ПЛОДОВИТОВЫМ и др., находясь здесь, в Валдае совместно с НАДЕЖДИНЫМ А.Н. вел контрреволюционные беседы, направленные против существующего строя, высказывал недовольство по отношению к политике ВКП(б) и Советской власти.

В 1937г. во время изъятия контрреволюционного враждебного элемента заявил: «На все Воля Божия, только надо переживать это все». Виновным себя признал и изобличается показаниями обвиняемого НАДЕЖДИНА А.Н….»

Дело было направлено на рассмотрение тройки НКВД по Ленинградской обл.

Постановлением особой тройки УНКВД по Ленинградской области от 4 марта 1938 года за «систематическую контрреволюционная агитацию, проведение контрреволюционных сборищ под видом религиозных обрядов» приговорён к расстрелу.

6 марта 1938 года в Ленинграде приговор был приведен в исполнение. Похоронен владыка Вениамин в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург).

Позднее двоюродная племянница епископа Евдокия Михайловна Осипова подала жалобу, на которую 7 апреля 1940 г. был дан ответ прокурора Ленобласти:

» 1. Осужденный ГЛЕБОВ виновным в проведении им контрреволюционной агитации полностью себя признал и изобличается показаниями осужденного НАДЕЖДИНА, проходящего по этому делу.

2. Осужденный НАДЕЖДИН виновным себя в проводимой им контрреволюционной агитации признал частично, однако изобличается показаниями свидетелей…, которые привели факты контрреволюционной агитации, проводимой НАДЕЖДИНЫМ…».

Реабилитирован епископ Вениамин (Глебов) заключением прокуратуры Ленинградской области 26 апреля 1989 года.

Чтобы осознать святость, нужно время и реальное понимание, что люди, столь самоотверженно стоящие за веру Христову, молитвенно участвуют в нашей жизни. 70 лет гонений — краткий миг Всемирной истории. Очевидно, что происходит медленное обретение памяти. Память о Новомучениках учит нас мужеству, верности, истинной вере.

 


 

Литературные источники.

1. Архив УФСБ России по Смоленской обл. Д. 10912-с;

2. Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь в XX в. По материалам сайта http://www.pstbi.ccas.ru/bin/db.exe.

3. « Свет негаснущих звезд. О новомучениках Российских» – Русь православная. 2009г.

4. Урбанович Г., свящ. Гонения на РПЦ в Смоленске в 20-е годы XX в. (по мат-лам смоленских архивов): Курс. соч. / СПбДА. СПб., 1999. С. 100-102. Ркп.

 

Кандидат психологических наук,

доцент кафедры общей психологии СмолГУ,

член Комиссии Смоленской епархии по увековечению памяти

Новомучеников и Исповедников Церкви Русской

 Е. Петрова

Главная > Публикации > Жизнь, служение и мученическа…