Обновления

Место и время нашего служения избирает Бог

Главная > Беседа > Место и время нашего служения избирает Бог

Для многих клириков и мирян Смоленской епархии Святейший Патриарх Кирилл был и остается учителем, духовным наставником, человеком, который указал путь к Богу. К 10-летию интронизации Первосвятителя мы публикуем воспоминания священников о годах служении Святейшего Патриарха Кирилла на Смоленской кафедре.

Предлагаем вашему вниманию рассказ благочинного Ярцевского округа, руководителя Отдела Смоленской епархии по религиозному образованию и катехизации протоиерея Василия Мовчанюка.

2019-01-29-1

Первая встреча

– Шел январь 1994 года, духовенство Смоленской епархии поздравляло владыку Кирилла с Рождеством Христовым. Я тогда был клириком Овручской епархии на Украине. Приснопамятный архимандрит Вадим (Малиновский), подходя к Владыке Кириллу под благословение и представляя меня, сказал: “Вот, Владыко, это мой земляк, я его приглашаю переехать в Ярцево, а он не хочет”. На что Владыка Кирилл ответил: “Я понимаю, что такое родина, но, слава Богу, исторически так сложилось, что многие территории никогда не знали, что такое закрытие храмов, а у нас была сложная ситуация, но теперь открываются новые храмы. И если бы Вы сюда переехали служить, это было бы для нас большой поддержкой”.

И действительно, решение переехать на Смоленщину я принял через несколько месяцев, когда впервые посетил Соединенные Штаты Америки, где встретился с нашими людьми разных волн эмиграции, потомками тех, кто уехал до революции. Здесь я говорю и о моих земляках: территории Украины, которые были под контролем Австро-Венгрии, оказались не столько под национальным, сколько под религиозным гнетом. И эти люди покидали территорию Австро-Венгрии, переезжали в США, в Канаду, ища свободу, в том числе духовную. Я пообщался с людьми, которые выехали из России в годы лихолетий после революции и гражданской войны. С теми, кто после Великой Отечественной войны остался за рубежом, и теми, кто уезжал уже в 90-е годы, после развала Советского Союза. Возвращался в Москву снова через Ярцево, через Смоленск, это было в канун праздника Одигитрии. И тогда я уже сам попросился к митрополиту Кириллу…

“Если не будем трудиться, многое потеряем”

– В Штатах я был с частным визитом, по приглашению православных верующих. Меня пригласили люди, которые посещали наш храм Петра и Павла в Смоленске как волонтеры. Они в 1993-м году летом приезжали на Смоленщину. Не знаю, кто организовывал их визит, но они помогали храму Петра и Павла, посещали Болдинский монастырь и были в городе Ярцево, там я с ними и познакомился. Через год они пригласили меня посетить их приход. Повторюсь, это было через восемь месяцев после нашего первого разговора с митрополитом Кириллом, я переосмыслил всё сказанное им и принял решение, что если будет снова приглашение и благословение митрополита, я, конечно, приеду на Смоленщину. Владыка задал мне вопрос: “Как так? И почему произошли такие перемены?”. Я сказал, что увидел приходскую жизнь там, и что мне самому как священнику порой кое-чего не хватает. Ведь когда постоянно находишься в таком микроклимате, где церкви никогда не закрывались, впадаешь в некую спячку – всё хорошо, всё нормально. У меня даже не возникали мысли, что надо с молодежью работать, заниматься духовным образованием людей.

А когда я побывал в США, увидел приходскую жизнь разных групп эмигрантов, то понял: если не будем трудиться, многое потеряем. Там я столкнулся с таким явлением, что праздники, даже двунадесятые, переносили, потому что в будний день община не могла собираться. На тот момент еще мы этого не могли представить. Ну как это службу Преображению Господню можно не совершать девятнадцатого августа?! Должен сказать, что наша Церковь сумела преодолеть некие кризисы, которые не смогли преодолеть наши братья. Это не в силу того, что они не хотели и не трудились, а в силу того, что они жили в инославном мире…

Так и состоялось наше знакомство с владыкой Кириллом. Я приехал на Смоленщину, он подписал указ о назначении меня в город Ярцево 27 августа 1994 года. С тех пор мы поддерживали общение. Впервые благочинным я был назначен в 1997 году, в город Демидов, спустя 2,5 года служения на Смоленщине.

Часовня в центре города

Храм в честь иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радосте" . Ярцево, 2018 г.

Храм в честь иконы Божией Матери “Всех скорбящих Радосте” . Ярцево, 2018 г.

– Постоянное общение наше с Владыкой Кириллом началось с 1995 года, когда стали возводить храм в честь иконы Божией Матери “Всех Скорбящих Радосте” в городе Ярцево. Эта идея возникла спонтанно. В первых числах апреля приехали люди из Вязьмы, чтобы посмотреть храм Петра и Павла, обратились к отцу Вадиму, чтобы посмотреть, как выглядит классический храм внутри. Он как раз готовился к освящению. Его освятили в июле 1995 года, а это был апрель того же года. Они хотели посмотреть, как выглядят паруса, своды… Мы поинтересовались, для чего им это надо. Они сказали: “Хотим к 50-летию Победы построить часовенку маленькую в Вязьме”. Мы с отцом Вадимом спустя некоторое время обедали, и я сказал: “Отец Вадим, может быть, и нам нужно что-нибудь построить?”, потому что в Ярцеве был только один храм на город и на район. И этот храм не там, где живут люди, он отделен от города лесополосой. Отец Вадим сказал: “Не знаю, реально ли это, ведь осталось два месяца”. Я возразил: “Ну что там два месяца, еще времени хватит! Мы же не будем строить большой храм. Маленькую часовенку в городском парке”.

Тогда я впервые столкнулся с некоторыми сложностями, когда жители города не готовы были принять, что рядом будут существовать люди другие – верующие. Нам противники высказывали: “Нельзя строить часовню в парке, потому что у нас там проходит митинг”, на что я ответил: “Чем же часовня будет мешать митингу, если он за правду и справедливость?”. Но были люди, которые говорили: “Пусть даже мы не верующие, но посмотрите, как часовня выглядит, как это красиво с точки зрения архитектуры”.

Владыка Кирилл тогда произнес фразу, которую я запомнил на всю жизнь. Он сказал: “Знаешь, отец Василий, на Востоке есть такая мудрость – по дереву, на котором не висят плоды, палкой не бросают. Поэтому запомни: если будешь в жизни что-то делать, на тебя всегда будут бросать не те взгляды, давать не те комментарии, будут досаждать и т.д. “Всё хорошо” бывает только у тех, кто ничего не делает”.

Фото из архива прт. Василия Мовчанюка

Фото из архива прт. Василия Мовчанюка

Вернуть жизнь храмам, вокруг которых живут люди

– Владыка Кирилл приезжал в 1995 году освящать храм Петра и Павла, и все это хорошо помнят, потому, что это был первый приход, зарегистрированный в промышленном городе в Советском Союзе в далеком 1986 году. Тогда уже открывались приходы в таких райцентрах, как Сычевка, но это – маленький город. А город Ярцево был промышленным центром Смоленщины. В 70-е годы там развернулась всесоюзная комсомольская стройка. И восстановление Петропавловского прихода трудами архимандрита Вадима (Малиновского) очень радовало митрополита Кирилла. Когда он отца Вадима 1987 году перевел в Ярцево из Николо-Яровни, сказал как-то раз: “Пошли мы с тобой прогуляемся”, и они пришли к развалинам храма. Увидев руины, отец Вадим для себя решил, что легче построить новый храм, нежели вот это восстанавливать. Но митрополит Кирилл заметил: “Я понимаю, что реставрировать сложнее, чем строить, но мы должны вернуть жизнь тем храмам, вокруг которых живут люди”.

Фото из архива прт. Василия Мовчанюка

Фото из архива прт. Василия Мовчанюка

Стоит отметить, что сам приход Петропавловский, зарегистрированный в 1986 году, находился не в храме, а в частном доме, куда митрополит Кирилл передал иконостас своего домового храма с улицы Тимирязева в Смоленске. Позже этот иконостас стоял в Авраамиевом монастыре, а сейчас находится на подворье Авраамиева монастыря. В те времена никто и не помышлял, что храм можно вернуть и восстановить. Сам храм Петра и Павла передали Церкви в 1989 году. Совет по делам религии в Москве дал разрешение, и горисполком разрешил приступить к реконструкции этого здания.

2019-01-29-3

Духовенство Смоленской епархии после архиерейского богослужения в храме Петра и Павла г. Ярцева. 12 сентября 2018 г.

Дом, в котором находился приход до восстановления храма Петра и Павла, владыка благословил продать. Это были сложные времена: мы достраивали храм “Всех Скорбящих Радосте”, нужно было купить дом под храм в Капыревщине, кроме того, начали реставрировать храм в деревне Смогири. И как раз на эту реставрацию пошли деньги с продажи того самого дома. Отец Вадим говорил, что сложно там восстанавливать храм, т.к. нет общины, я тоже был против – зачем строить стены там, где нет людей. Но, по крайней мере, этот храм люди видят, когда едят по основной дороге, он как визитная карточка.

Когда готовились освящать храм “Всех Скорбящих Радосте”, у Владыки Кирилла случился перерыв в работе на несколько дней – из-за снежной погоды он не смог приземлиться. И я по своей молодости был недоволен. Но когда Владыка, наконец, приехал, то произнес слова, которые запомнились мне на всю жизнь: “Сделай, как сказал архиерей, и тебе будет счастье”.

В последующие годы я понял: как бы ты ни знал ситуацию лучше, всё равно “сделай, как тебе сказал архиерей”. И время всегда показывает, что так всё и должно быть. Уже потом я прочитал у святых отцов фразу: “кто внемлет архиерею, тому внемлет Бог”. И я благодарен Богу, что моим учителем был Владыка Кирилл, который такие простые и важные истины вкладывал в меня, тогда еще молодого священника.

Отцовская забота

– Отец Вадим заболел в 39 лет. Он был настоящим монахом, образцом во всём, очень требовательным по отношению к самому себе. Когда он заболел, я сказал ему: “Отец Вадим, надо молиться, Господь всё управит”. А он ответил: “Ты знаешь, я у Бога не буду даже просить о выздоровлении. Я монах. Сколько рядом людей страдает, матери болеют, а у них маленькие дети… неужели нужнее, чтобы я выздоровел, а не эта мама? Я у Бога попросил в жизни три вещи, и всё это Он исполнил. Я просил у Бога, чтобы я поступил в семинарию, а в то время это было сложно, – и я поступил с первого раза. Я просил у Бога, чтобы я был монахом, и я стал монахом. И я просил у Бога, чтобы было кому закрыть глаза, когда я уйду, и эти люди рядом есть. Больше ничего просить не буду”.

Митрополит Кирилл, как только узнал о болезни отца Вадима, сразу приехал в больницу, несмотря на очень плотный график. И потом Владыка принимал самое живое участие в этой ситуации. Он хотел, чтобы отец Вадим полечился в одном специализированном центре.

Помню один случай. Тогда еще не было мобильных телефонов. А мне нужно было связываться с Владыкой по поводу состояния отца Вадима, и Владыка сказал: “Звони мне в приемную, в ОВЦС”. В какой-то момент получилось так, что мне надо было звонить через каждые десять минут. И Владыка Кирилл отрывался от совещания, по второму телефону созванивался с Обнинском, передавал мне какую-то информацию и продолжал дальше работать. Я всегда буду помнить этот его отцовский поступок, отцовскую любовь. Владыка Кирилл относился так ко всем.

Свято-Георгиевский собор

– Ярцевское благочиние я унаследовал от отца Вадима. Оно было громадным: объединяло и Сафоново, и Холм-Жирки, и Ельню, и Глинку, и мы в Глинке открывали приход с отцом Вадимом, точнее, он открывал приход, а я ему помогал. Но когда отец Вадим ушел, и Владыка меня назначил благочинным, я его спросил, не начать ли делить благочиния, т.к. невозможно со всем справляться. Потихоньку мы начали с этим разбираться. Церковь — это живой организм. Мы не можем вот так сегодня “раскроить” епархию и сказать, что это навсегда. Когда границы благочиний уже немного устоялись, и я посчитал, сколько у нас в благочинии жителей на один храм, очень удивился. Оказалось, на 3000 человек один приход. А если говорить про Кардымовский район, то на 1700 человек один приход. Владыка сказал, что строить в моем благочинии уже ничего не надо, надо развивать приходскую жизнь, приходские школы, духовные центры, работу со взрослыми, катехизацию, миссию. Уже есть база, вокруг которой можно формировать полнокровную церковную жизнь.

Я сказал митрополиту: “Ваше Высокопреосвященство, хочу быть с Вами честным до конца. Всё-таки город Ярцево не маленький, но проблема в том, что он еще растянут географически, и микрорайон Пионерный оказывается немного не у дел”. Он сказал: “Я приеду и посмотрю”. И в один из последних визитов мы показывали ему места возможного строительства. Власти склонялись построить храм возле проспекта Металлургов, но там нельзя было создать атмосферу, где человек мог бы находиться наедине со своими мыслями, с Богом: заходишь в храм, где тишина, покой, а потом выходишь из храма и сразу попадаешь в суету. Я предложил Владыке посмотреть еще одно место, и мы поехали на пустырь. Владыка походил и выбрал именно то место, где сейчас стоит храм – его хорошо видно с проспекта, и в то же время люди, помолившись, не сразу попадают на оживленную улицу.

2019-01-29-5

Храм в честь великомученика Георгия Победоносца. Ярцево, январь 2019 г.

Точно также митрополит поступил и в Десногорске: сам выбрал место для главного храма. Его решение приехать и освятить эти храмы сыграло важную роль. Мы благодарны за помощь и за участие нашему митрополиту Исидору и Губернатору Алексею Островскому. И, конечно же, людям, народу Божьему. Святейший Владыка всегда говорил, что храм должен созидаться волей людей. Храм всегда строится там, где есть в этом нужда.

Первопроходцы в сфере образования

– В нашей епархии мы всегда были в плане религиозного образования первопроходцами. Люди, которые окружали митрополита Кирилла, – благочинные, соборное духовенство, были теми, кто непосредственно с ним начинал всё это. Я иногда беседовал с отцами из других епархий, и они часто не понимали, о чем я говорю. Можно ли было говорить о преподавании каких-то религиозных предметов в школе или факультативах, например, в 1998 или 1999 году?!.. На меня смотрели с непониманием, а для Смоленщины это уже стало обыденностью. У нас был уже свой учебник, были педагоги, подготовку которых мы вели вместе с Институтом развития образования. У нас уже были православный детский сад, гимназия, духовное училище, семинария.

Также можно вспомнить работу со СМИ. Владыка Кирилл понимал, что нужны не разовые акции (прийти в школу, напечататься в газете), а система. Митрополит Кирилл и нам всем прививал системный подход. Ведь, как говорит Господь в Евангелии: “Никто возложивший руку на плуг не оглядывается назад”. Это библейская формулировка системности в работе. Нужно понимать, что всё, что делаешь, ты должен делать так, чтобы быть благонадежным для Царствия Божия. Потому что наша цель – человека приблизить к Богу.

У часовни – места  упокоения архимандрита Вадима (Малиновского) на территории Петропавловского храма

У часовни – места упокоения архимандрита Вадима – на территории Петропавловского храма

Один раз, помню, мы зашли с отцом Вадимом к Владыке в кабинет. Я прослушал, о чем шел разговор у них, но когда вник в беседу, то услышал фразу: “…Да, отец Вадим, если бы мы не на Смоленщине трудились, то у нас и храмы были бы полны людьми, но мы трудимся здесь. Здесь сложнее всё, здесь порубежье. Нам тяжело, но Бог судил, что мы здесь – в это время и на этом месте”. И это еще один важный урок, который я вынес для себя: место и время нашей жизни и служения избирает Бог.

Записала Екатерина Дмитракова

Главная > Беседа > Место и время нашего служения избирает Бог