Обновления

Слово митрополита Исидора на Божественной литургии в Неделю о расслабленном

Главная > Новости > Слово митрополита Исидора на Божественной литургии в Неделю о расслабленном

Слово на Божественной литургии в Неделю о расслабленном 

 Свято-Успенский кафедральный собор,

26 мая 2024 г., г.Смоленск

 

Во Имя Отца и Сына и Святого Духа!

Дорогие братья и сестры, Христос Воскресе!

Мы вновь обращаемся событию исцеления Господом расслабленного на Иерусалимской купели (см. Ин. 5, 1-15). Эта Иерусалимская купель находится в пределах старого города, и всякий паломник может легко достигнуть этого места, в котором с самых древних времён омывали овец, предназначавшихся для жертвоприношения в древнем Ветхозаветном Иерусалимском храме. Это – священное место для всякого верующего человека. Господь учредил чудо, которое совершалось одно мгновение в году. Этим мгновением было схождение Ангела на пространство этого бассейна, вокруг которого находились неисцелимые больные. И в то мгновение, когда начинала бурлить вода, всякий болящий человек и присутствующий там понимал, что совершается что-то сверхъестественное. Не всякий мог видеть Ангела, но всякий мог видеть движение водной стихии. Первый, кто прикасался к поверхности этой воды, немедленно получал исцеление.

Это продолжалось значительное время лет, так что и предания складывались, и всякий, приходящий в Иерусалим из далёких стран знал, что если нет возможности получить исцеление от врачей, то есть вот такой способ. Но им могли воспользоваться только самые сильные, смелые, способные немедленно отреагировать на движение воды. Так что, от всякого человека, желавшего на себе испытать чудо Божие, необходимо было постоянное бодрствование, трезвение.

Как это назидательно в нашей с вами духовном делании: когда Господь нас призывает все время бодрствовать и трезвиться. Как это важно, чтобы в этом бодрствовании и трезвении мы не пропустили чего-то очень значимого в нашей жизни. Какова же бывает наша жизнь на самом деле? Мы подчас стремимся впасть в какую-то забывчивость, какую-то расслабленность, стремимся к нежеланию воспринимать внешние вызовы, испытываем желание отдохнуть от всего и вся, убежать от проблем, настигающих нас. Что касается духовного пространства, мы являем собой полное расслабление, как все те люди, которые по многу лет, не проявляя необходимую ревность, трезвение и бодрствование пропускали это мгновение.

Среди многих этих людей, кто это все время пропускал, был неизлечимо больной человек. Он 38 лет находился здесь. 38 лет он пытался первым коснуться этой воды. Но, в силу тех или иных обстоятельств, в силу того, что он на что-то отвлекался, он не мог этого сделать. Потому что это чудо совершалось не в одно и то же время, не с боем курантов, не так, как мы воспринимаем новогоднюю ночь – как некую таинственность и сказочность, какое-то наше мнимое желание к тому, что когда прозвучат эти 12 раз, произойдёт какое-то чудо… Хотя всякий разумный человек понимает, что это всего лишь движение времени. А здесь не просто движение времени, движение воды, здесь – благодать Божия, которая действенна в отношении человека как некая награда за ту ревность, то трезвение и то бодрствование, которое человек проявляет.

Всякий внешний человек, далёкий от веры, скажет: «Ну это же все несправедливо. Ну как это так? Каждому необходимо исцеление. Господь должен был каждого исцелить, кто здесь находится, почему нужно было ждать 38 лет?». Может быть, кто-то, и это не сохранило Священное Предание, ждал дольше, чем этот человек. Кто-то, может быть, ждал и 50, и 70 лет.

Так бывает, дорогие мои, когда мы с вами приходим в храм Божий, и делаем это не один раз, а, может быть, десятилетиями, но, подобно этому расслабленному человеку, не получаем никакого исцеления, нас не касается благодать Божия. Мы как «по касательной» проводим наш церковный образ жизни, но при этом, конечно, наш ум автоматически запоминает и порядок богослужения, мы изучаем многие песнопения и знаем, что нужно делать священнику, знаем, чего ему не нужно делать, а иногда даже дерзаем делать замечание священнику. Мы становимся умными, но при этом мудрость нас не посещает, потому что мудрость – там, где смирение, там, где страх Божий.

Этого страха Божия, по всей видимости, был исполнен этот человек, имя которого нам не сообщает евангелист Иоанн Богослов. И Господь, который Своей силой все прежние годы совершал это исцеление людей, Сам пришёл на эту овечью купель. И Он не стал спрашивать имя этого человека, потому что Господь знает имя каждого. Он не стал спрашивать историю его жизни, потому что Богу известна история нашей с вами жизни, и даже то, что нами с вами позабыто, то известно Ему. Господь просто спрашивает его: «Хочешь ли быть здоров?» (Ин. 5, 6), конечно же, указывая не только на телесную болезнь. Это мы поймём потом из евангельской истории: из этих 15 стихов 5 главы Евангелия от Иоанна. Господь, конечно же, указывает на желание его быть духовно здоровым, а телесное второстепенно. Этот человек немедленно отвечает: «Да». Он даже не спрашивает: «Почему Ты меня спрашиваешь?». Ведь никакого движения воды нет. К тому времени, когда Христос его спрашивает об этом, никакого шума вокруг среди больных людей, никакого бурления воды, никакой суеты не было. Все было спокойно, ровная середина дня. Тут внезапно незнакомый человек спрашивает этого неизлечимого больного: «Хочешь ли быть здоров?». Конечно же, человек, духовно не готовый к этому, он бы сказал: «А тебе какое дело до меня? Что ты хочешь от меня, ведь я все эти 38 лет лежу, Богом оставленный, никому не нужный. Есть ли вообще Бог?». Но у человека было другое настроение. Он в тот момент был готов к тому, что в это мгновение к нему обратится Сам Господь.

Дорогие мои, как важно на пути нашего духовного делания быть в любое мгновение нашей жизни быть готовым ответить на вопрос Божий. Очень важно это духовное трезвение для нас с вами. И человек отвечает Христу Спасителю: «Так, Господи» (Ин. 5, 7). Господь, без лишних слов, произносит своё творческое Божественное Слово: «Встань, возьми постель твою и иди» (Ин. 5, 8). Этот человек немедленно получает исцеление от Бога и абсолютно здоровый идёт по Иерусалиму. Все удивляются, потому что все знают этого неисцелимо больного человека и даже помнят то время, когда он был здоров. Почему мы предполагаем, что было время, когда он был здоров? Потому что, когда этого человека начали спрашивать иудеи: «Сегодня суббота; не должно тебе брать постели.» (Ин. 5, 10), он ответил: «Кто меня исцелил, Тот мне сказал: возьми постель твою и ходи» (Ин. 5, 11). И Господь приходит к нему в храм, поскольку этот исцелённый человек, в силу того невероятного чуда, которое было совершено, даже не запомнил лица своего Целителя. Поэтому Господь, для того чтобы он это запомнил, ещё раз приходит, чтобы сказать: «Вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже» (Ин. 5, 14).

Что, по слову святых отцов, называется горьким в нашей жизни? Не страдания, не те несчастья, которые нас посещают, а именно ощущение действующего в нас греха. Грех придаёт горесть нашим чувствам, нашей душе. Эта горесть отравляет пространство нашей души, являясь грехом. Поэтому Господь предупреждает этого исцелённого расслабленного человека: «Не греши больше», тем самым указывая на то, что в жизни этого человека, по всей видимости, был такой грех. Речь не идёт о тех мелких грехах, которые мы совершаем почти каждое мгновение, мысленно осуждая или отвлекаясь, или не сдерживая наших чувств и эмоций. Речь идёт о каком-то тяжком грехе, о котором знают Господь и этот человек. Господь предупреждает его: «Не греши больше, чтобы тебе в более тяжкое не впасть» (см.Ин. 5,14). А более тяжким святитель Игнатий Брянчанинов, толкуя это место, называет вечную муку.

Как часто, дорогие мои, мы согрешаем даже нашими мелкими грехами, может быть, не впадая в крупные, и тем успокаиваем состояние своей души, думая, что это все естественно для нас, не понимая, что может наступить более тяжкое, когда мы бываем не способны не грешить теми грехами, которыми связывает нас диавол, когда мы бываем не способны совершать добродетели, когда мы бываем духовно расслабленными и ничего не можем делать с собою, не можем преодолеть это духовное расслабление. Это – более тяжкое, поскольку после этого последуют вечные муки после нашей смерти.

Поэтому все мы, священнослужители и миряне, должны бояться этого тяжкого, бояться того, что мы из этой жизни в жизнь вечную унесём нераскаянные грехи. Поэтому так внимательно мы должны относиться к нашей с вами исповеди, заглядывая пространством нашего ума в самые отдалённые уголки нашей совести, вычерпывая оттуда всю грязь, которая скапливается в нашей совести, чтобы к Богу пойти, по возможности, чистым, очищенным Божией благодатью. Мы должны ясно осознавать закономерность, которая существует между тем, когда мы грешим и тогда, когда мы болеем. При этом святитель Иоанн Златоуст в толковании на это место Евангелия обращает внимание, что не всегда отсутствие болезни в нас является признаком того, что мы безгрешны. Иногда мы видим в отношении людей недобрых нечестивых, как мы с вами их сами называем, совершенно полное благополучие. Святитель Иоанн Златоуст говорит, что мы должны бояться этого ровного благополучия этой жизни без всяких волн, потому что она может быть признаком нашей духовной смерти, может быть признаком того, что мы достойны, к сожалению, более тяжкого в нашей жизни, которое может случиться после нашей смерти. Поэтому не все те благополучные люди, которые в нашей жизни встречаются, являются безукоризненными. Так же, как и не все те болящие люди являются тяжкими грешниками. Каждый случай индивидуален перед Богом. В отношении каждого случая необходимо разобраться: что является причиной благополучия или причиной болезни того или иного человека? Но в данном случае мы обращаем внимание на конкретного человека, на конкретное чудо, которое совершил Господь. И через этого человека Он предупреждает нас, чтобы и мы с вами не совершали грехи, чтобы мы с вами избегали зла, поскольку оно может привести нас к более тяжким последствиям.

Братья и сестры, пусть этот библейский исторический случай назидает нас в том, чтобы мы стремились к добродетельной жизни, чтобы мы видели в этой добродетельной жизни возможность нашего спасения, ограждения нас от более тяжких зол, которые бы случались с нами. Пусть наша искренняя любовь к Богу и к ближним будет тою силою, которая оберегает нас от грехов. Пусть эта любовь к ближним будет тем свидетельством, которое мы хотим предложить самому Богу, ведь, по слову апостола и евангелиста Иоанна Богослова: «Если мы не любим ближних, значит, не любим и Бога» (1 Ин. 4, 20). Это никоим образом не относится к исполнению воинского долга, когда воины призваны упреждать зло, чтобы противодействовать ему иногда даже ценою своею жизни или жизни того, кто является проводником зла. Речь идёт о нашем личном духовном пространстве, где это пространство является более серьёзным полем битвы –  битвы Бога за сердце человеческое, полем битвы за будущее, за вечное будущее и судьбу всякого человека.

Дорогие братья и сестры, мы все призваны быть воинами Христовыми, для того чтобы на этом внутреннем поле битвы в сердце нашем побеждать зло и препобеждать благодатью Божией диавола. И, противодействуя злу, все время бодрствовать, чтобы всегда быть готовыми встретиться с Самим Воскресшим Господом.

Христос Воскресе!

 

Главная > Новости > Слово митрополита Исидора на Божественной литургии в Неделю о расслабленном