Обновления

Наш Бог — Троица

Главная > Публикации > Наш Бог — Троица

Да единомыслием исповемы Отца и Сына и Святаго Духа,
Троицу Единосущную и Нераздельную
(Из литургии верных)

Церковная история донесла до нас следующее предание: «При архиепископе Прокле на Константинополь надвигалась сильная буря. Люди собрались вместе, чтобы вознести общую молитву к Богу. Во время сей молитвы случилось, что было восхищено некоторое дитя из народа и при таких обстоятельствах некоторым ангельским наставлением было научено Трисвятой песни: «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный, помилуй нас». И когда это дитя возвратилось обратно и рассказало об этом, то все собрание людей воспело эту песнь, и таким образом прекратилось угрожающее несчастье». Прп. Иоанн Дамаскин, «Точное изложение православной веры».

Но к кому же обращена эта песнь, Кого мы молим через нее о помиловании, Кого воспеваем? Тот же прп. Иоанн Дамаскин поясняет: «Слова «Святый Боже» мы понимаем об Отце, не Ему одному только отделяя имя Божества, но зная как Бога и Сына и Духа Святого. И слова «Святый Крепкий» понимаем о Сыне, не лишая Отца и Святого Духа крепости. И слова «Святый Бессмертный» относим к Духу Святому, не помещая Отца и Сына вне бессмертия, но относительно каждой из Ипостасей принимая все Божеские имена просто и верно подражая божественному апостолу: «Но у нас один Бог Отец, из Которого все и мы для Него, и один Господь Иисус Христос, Которым все, и мы Им» (1Кор. 8:6), и один Дух Святой, в Котором все, и мы в Нем. «Все из Него, Им и к Нему» (Рим. 11:36)».

Догмат о Боге, троичном в Лицах, — основание христианской религии: «Бог есть един по существу, но троичен в Лицах: Отец, Сын и Святой Дух, Троица Единосущная и Нераздельная». Учение о Святой Троице утверждено святыми отцами на втором Вселенском Соборе в 381 году.

Говоря, что Бог троичен, что в Боге есть три Лица, необходимо иметь в виду, что три в Боге не есть итог сложения. Когда мы говорим о троичности в Боге, речь не идет о материальном числе, которое служит для счета и неприложимо к области Божественного бытия, поэтому в троичном богословии число из количественной характеристики преображается в качественную. Согласно отцам, единица есть число скудное, двоица — число разделяющее, а три — число, которое превосходит разделение. Таким образом, в Троицу оказывается вписанным одновременно и единство, и множество.

Отец Павел Флоренский назвал таинственный догмат о Пресвятой Троице «крестом для человеческой мысли». Чтобы его принять, необходимо отвергнуться своего рассудка. Однажды, размышляя над тайной Пресвятой Троицы, блаженный Августин увидел ангела, пытавшегося пригоршнями перенести огромное море в небольшой бассейн. Он показывал, сколь велика и неисчерпаема тайна Пресвятой Троицы.

Святые отцы, желая как-то приблизить учение о Пресвятой Троице к восприятию человека, пользовались различными аналогиями, заимствованными из тварного мира. Например, свт. Григорий Богослов (его называют «певцом Пресвятой Троицы»): «Как наша душа, принадлежа к роду духовных существ, рождает из себя бесчисленное множество мыслей и, однако, через это не терпит оскудения, но и обогащается. И как произносимое слово, не отделяясь от производящей его души, в то же время всецело сообщается душам слушающих и способствует их взаимосоединению с говорящим, а не разделению; подобным образом и Сын не отделен от Отца, и Дух Святой от Сына, как неотделима мысль от ума. Как невозможно деление между умом, мыслью и душою, так нет деления между Святым Духом и Спасителем и Отцом».

Но тот же свт. Григорий Богослов заключает, что «лучше отступиться от всех образов и теней как обманчивых и далеко не достигающих до истины, держаться же образа мыслей более благочестивого, остановившись на немногих речениях [Писания]«.

Утверждение, что Бог един в трех Лицах, столь странно для «здравого смысла», что никто из людей додуматься до него никогда бы не мог. Оно могло исходить только от Самого Бога-Троицы. Людей, через которых оно к нам пришло, Бог готовил к этой особой миссии. Пророки, возвестившие в Священном Писании о тройственности Божества, вышли на сцену не раньше момента, когда человек уже достаточно созрел для того, чтобы вместить это поразительное известие.

Сначала были туманные намеки, потом прикровенные формулировки, нуждающиеся в правильном прочтении, и лишь много позже основной догмат был провозглашен четко и недвусмысленно — это уже в Новом Завете.

Отметим, что в Ветхом Завете есть достаточное количество указаний на троичность Лиц:

Бытие 1:1 «Сначала сотворил Бог небо и землю…» Еврейский глагол «бара» (сотворил) стоит в ед.ч., а существительное «Элогим» — во мн.ч., буквально «боги».

Бытие 1:26 «Сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему»

Бытие 11:6-7 при строении людьми Вавилонской башни, Отец Небесный возгласил равнодействующим Сыну и Духу: «Придите и, сойдя, сольем их наречие».

Позднее Бог Троица образно являлся у Мамврийского дуба Аврааму в образе трех мужей (Бытие 18:1-8, Пс. 35:10). Трехкратное священническое благословение в Ветхом Завете (Числ. 6:24-25) может являться косвенным указанием на троичность Лиц в Боге.

В видении пророка Исайи Серафимы трижды взывали «Свят, Свят, Свят Господь Саваоф». Сам Исайя слышал глас Бога: «Кого Мне послать и кто пойдет для Нас?» (Ис. 6:2).

В Евангелии завуалированное раскрывается явно, начиная с того момента, когда Второе Лицо Пресвятой Троицы вступает в земное служение, крестясь во Иордане от Иоанна Предтечи (Мф. 3:16).

По воскресении Христос повелел Апостолам: «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа» (Мф. 28:19).

По словам В. Н. Лосского, учение о Троице — не только основа, но и высшая цель богословия, ибо познать тайну Пресвятой Троицы в ее полноте — значит войти в Божественную жизнь, в саму жизнь Пресвятой Троицы.

Познание Бога не ограничивается принятием факта троичности Божества, но идет дальше, пытаясь приблизиться к тайне внутренней жизни Святой Троицы.

Вот как описывает тайну Святой Троицы свт. Григорий Богослов: «Сущность Единого рождает Другого; однако их двойственность преодолевается и завершается в Троице, Которая есть полнота. Каждое из трех Лиц заключает в Себе два других, и это — вечное движение внутрибожественной любви».

Сущность Божества — любовь, и она же — закон, по которому Бог живет внутри Себя. Триипостасная жизнь осуществляется как нерасторжимое единство любви. Каждое из Лиц Троицы живет не для Себя Самого, но без остатка отдает Себя другим Ипостасям, оставаясь при этом полностью открытым для их ответного действия, так что все три пребывают в любви друг с другом. Если станем жить по законам любви, то опытом своего существования прикоснемся к жизни Божественной и узнаем, что истинная любовь — полная самоотдача себя другому.

Догмат о Пресвятой Троице — догмат о вечно осуществляемом и осуществленном торжестве любви. Он дает нам основание верить, что, стремясь к единству всех на земле, мы, христиане, гонимся не за утопической мечтой, а стремимся к тому, что от века существует и что есть самый принцип жизни. Зная, что Сам Бог есть высшее единство в любви, бояться ли нам кого-либо, кто ненавидит, кто разъединяет, кто хочет убить или разлучить?

«Достойно и праведно есть поклонятися Отцу и Сыну и Святому Духу, Троице Единосущней и Нераздельней».

По словам святого Иоанна Богослова: «Да будут едино, как мы едино» (Ин. 17:22).

Татьяна Церр

Главная > Публикации > Наш Бог — Троица